популярное

Вам это к лицу. Маленькие хитрости и секреты макияжа от записных красоток.

Соотношение веса и роста

Сегодня легко определить оптимальность показателей вес/рост, ведь существуют индексы Кетле, Наглера и еще минимум десяток различных методик. Все они учитывают возраст человека, пол и его физиологические особенности. Читайте статью - разбирайтесь со своим телом!

проектируется дорога между Лас-Вегасом и Лос Аджилесом - это 432 км, по пустыни Невада.

Создана компания Skyway (Houston, Texas), так наблюдательный совет этой компании возглавляет Алан это финансист клана Клинтонов.

7 звездных пар, которые расстались вскоре после рождения ребенка

Говорят, что семья начинается с детей, но нередко с рождением ребенка брак распадается. Послеродовая депрессия, нехватка времени и бессонные ночи, капризы малыша и разные взгляды на его воспитание — все это влияет на отношения партнеров. Миллионы пар во всем мире регулярно проходят проверку родительством. И часто не выдерживают свалившихся испытаний.

Рецепт необыкновенных турецких котлеток инегёль кёфте! Самое вкусное мясное блюдо что я пробовала!

Привезла из Турции не только сувениры, но и традиционный рецепт инегёль кёфте! 🙏

Деми Ловато, Анджелина Джоли и другие звезды, употреблявшие героин

Недавно 25-летняя певица Деми Ловато была госпитализирована с передозировкой героином. Вспомнили других знаменитостей, которые столкнулись с этим наркотиком и одержали победу.

Французская роскошь для тонких ценителей: Знаменитые драгоценные броши-балерины от Van Cleef & Arpels

Кстати, такую брошь носит и Камилла, герцогиня Корнуольская. А для специально для Марлен Дитрих этот бренд выпустил платиновый браслет.
👉 kulturologia.ru/blogs/130918/40465/

Где отдыхать по вашему знаку зодиака

Мы узнали у звезд, куда лучше всего отправиться в отпуск

Юбка, которая скрывает лишние килограммы: 30 модных идей

Этот модный фасон юбки не зря становится таким популярным. Интересный крой позволяет не только выглядеть стильно и красиво, но решает ряд важных проблем: успешно скрывает лишние килограммы, универсальность: не надо перешивать, если изменился вес, выгодно подчёркивает талию и бёдра, удачно сочетается с другими вещами гардероба.

Как назвать ребенка по знаку Зодиака?

Выбор имени для ребенка – ответственное решение, от которого во многом зависит жизненный путь человека.

7 признаков того, что вам изменяют, а вы об этом даже не подозреваете

Недавние исследования показывают, что 22% мужчин и 14% женщин когда-либо изменяли своим вторым половинкам. Процент возрастает, если учитывать также и эмоциональные измены, при которых человек ищет удовлетворения своих эмоциональных потребностей вне отношений.

В Нигерии нашли новую «самую красивую девочку» и ей всего 5 лет

В Интернете нашли новую «самую красивую девочку»: ей стала пятилетняя уроженка Нигерии по имени Джейр. Малышку с пышными кудрявыми волосами трудно не заметить: ее первое фото появилось в Instagram британского фотографа и сразу же набрало тысячи «лайков» и комментариев.

Подборка свежих анекдотов для ваших лучезарных улыбок

Хорошее настроение - то, что нужно брать с собой всегда, куда бы вы ни шли и что бы вы ни делали. А запастись позитивом вам поможет свежая подборка анекдотов от uDuba.com.

.
- Какое?
- Душа.

Адриано Челентано и Клаудиа Мори: любовь, длиной в полвека

Глубокие и проникновенные цитаты Ремарка

Почему Гарри и Меган не получат полного права опеки над своими детьми?

Британские королевские эксперты решили напомнить про еще один странный закон в стране.

20 случаев, когда дети хотели как лучше, а получилось как всегда

Умора!

У Кейт Миддлтон и принца Уильяма родился еще один сын

Герцогиня Кембриджская Кейт Миддлтон (Kate Middleton) и принц Уильям (Prince William) в третий раз стали родителями. 23 апреля в 11 часов утра Кейт Миддлтон родила мальчика. Об этом сообщили на официальной странице Кенсингтонского дворца в Twitter.

Почему он ничего не хочет?

Катерина Демина — психолог-консультант, специалист по детской психологии написала отличную статью, в которой отвечает на этот, пожалуй сейчас самый наболевший вопрос родителей.

Они и мы: что отличает наши гардеробы от итальянских, французских, американских?

Еще лет 15 назад, когда я жила и работала в столице штата Орегон, городе Портленд, меня поразили американки. Я работала в фирме по производству женской и детской одежды. Казалось бы, где, как не там, видеть стильно одетых женщин?

Ароматный гороскоп: какой парфюм подходит вам по знаку зодиака?

Астрологические прогнозы — великая вещь! Они готовы рассказать абсолютно обо всем: что ждет вас на будущей неделе, с кем не стоит начинать отношения, в какую страну лучше поехать в отпуск… Добрались астрологи и до мира красоты.

Баклажаны по-гречески с рисом: очень оригинальное блюдо!

Так вкусно, что можно и на праздничный стол!

Девочка-бомба: что скрывает невеста Федора Бондарчука?

Окружение актрисы и режиссера поведало детали их взаимоотношений, а одноклассники избранницы Бондарчука вспомнили о том, какой была ее «шайка»!

Весь мир - зодиак: какая вы страна по гороскопу?

Сегодня наш Магический Шар перекрасился в глобус и сообщил, что у каждой страны есть свой характер, а некоторые — ну точь в точь как у знаков зодиака!

20 историй, которые доказывают, что определение «женщина за рулем» звучит гордо

Есть просто водители, а есть женщины за рулем, и если первые обычно следуют из пункта «А» в пункт «Б», то вторые каждый раз, садясь в машину, проживают какое-то приключение, будь то незначительная авария, нелепая ситуация или неожиданная встреча.

В день рождения талантливого актёра вспоминаем роли, за которые мы его любим.

  1. Общество

Главный ресурс современного капитализма — дураки!

Профессор Катасонов рассказал, что любит задавать студентам такой вопрос: «Что является главным ресурсом современной экономики?» Ответы разные: нефть, деньги, знания. И всё мимо. «Главный ресурс современной экономики, — торжественно возглашает профессор, — это дурак. Ему можно впарить всё». Смех в зале.
Забавно, правда?

А на самом деле это не шутка, а, как говаривал Остап Бендер, «медицинский факт». Мотором современного развития являются невежество и мракобесие.

«ОСТАНОВИМ ЕЁ И РАССПРОСИМ: «КАК ДОШЛА ТЫ ДО ЖИЗНИ ТАКОЙ?»

Человечество достигло максимума своей научно-технической мощи в 60-е годы ХХ века. После этого ничего радикального в науке и технике не произошло. Движущей силой этого развития была ракетно-ядерная гонка. Символом и апофеозом научно-технической мощи был выход человека в Космос.

В это время научная профессия была самой модной и престижной, бородатые физики были героями книг и фильмов, их любили девушки, им подражали «юноши, обдумывающие житьё». Я помню, насколько был моден Космос в моё детство – в 60-е годы. Мы знали на память всех космонавтов, я, помнится, выпускала стенгазету с заголовком, которым очень гордилась: «Новая веха космической эры – радиограмма с далёкой Венеры».

Был огромный спрос на инженеров-физиков, математиков. Именно физик был в те времена современной версией «добро молодца». Каждая эпоха порождает свою версию героя нашего времени – так вот, тогда это был учёный–физик. Лучшие, умнейшие поступали матшколы, а потом в какой-нибудь МИФИ или МФТИ. Очевидно: чтобы один стал мировым чемпионом, тысячи должны начать играть в футбол в дворовой команде. Точно так, и чтобы один совершил мировое открытие, мириады должны выйти на старт: прилично учить физику-математику, морщить лоб над задачкой из журнала «Квант», стремиться к победе в районной олимпиаде.

И все эти занятия должны быть модными, уважаемыми, престижными. Так тогда и было. Быть умным считалось модно. В моё детство был альманах «Хочу всё знать!» — там писали по большей части о науке и технике. И дети в самом деле хотели это знать.

Уже в 70-е годы словно закончилось горючее в ракете и она вышла на баллистическую орбиту. Всё шло вроде по-прежнему, но шло по инерции, душа мира ушла из этой сферы жизни. Напряжение ракетно-ядерной гонки начало сходить на нет. Постепенно, ядерные сверхдержавы перестали взаправду бояться друг друга и ожидать друг от друга ядерного удара. Страх стал скорее ритуальным: советской угрозой пугали избирателей и конгрессменов в Америке, а «происками империализма» — в СССР. То есть гонка, вооружений продолжалась: большое дело вообще обладает колоссальной инерцией, просто так его не остановишь: вон у нас советская жизнь до сих пор не до конца развалилась. [Я имею в виду и техническую инфраструктуру, и броделевские «структуры повседневности»].


Гонка вооружений продолжалась, но такого, чтоб министр обороны США выбросился из окна с криком: «Русские идут!» — такого уже быть не могло. Гонка вооружений со временем утратила свою пассионарность, стала делом не боевым, а всё больше бюрократическим.



Научно-технические требования правительств к своим научным сообществам понижались. Политическое руководство уже не говорило учёным, как тов. Берия тов.Королёву, сидя в укрытии на атомном полигоне: «Если эта штука не взорвётся, я тебе голову оторву!».

Соответственно и научная профессия, оставаясь по-прежнему престижной, всё более и более становилась просто одной из профессий, не более того.

Из анналов истории нашей семьи. Отец и дядя моего мужа на рубеже в начале 50-х годов поступили в институты: мой свёкор в Бауманский, а его брат – в МГИМО. Так вот тот, кто поступил в Бауманский, считался в своём окружении более удачливым и. так сказать, крутым, чем тот, кто поступил в МГИМО. Уже в моё время, в 70-х годах, шкала престижа изменилась на обратную.

Проявлением этого нового духа оказалась знаменитая Разрядка напряжённости, под знаком которой прошли 70-е годы. Всерьёз в военную угрозу никто не верил, не строил бункеры в огороде, не запасался противогазами. Тогда восторженные певцы Разрядки говорили, что это – истинное окончание Второй мировой войны, истинный переход к миру. Вполне возможно, в духовном, психологическом смысле именно так и было.

Соответственно и мода на науку, на естественно-техническое знание, на научный образ мышления – постепенно сходила на нет. Наука ведь не способна развиваться на собственной основе, из себя. Задачи ей всегда ставятся извне. В подавляющем большинстве случаев это задачи совершенствования военной техники. Из себя научное сообщество способно породить только то, что называется «удовлетворением собственного любопытства за казённый счёт».

В 60-70-е годы научный способ мышления [т.е. вера в познаваемость мира, в эксперимент и логическую его интерпретацию] всё больше уступала месту разного рода эзотерическим знаниям, мистике, восточным учениям. Рационализм и свойственный науке позитивизм стал активно расшатываться. В Советском Союзе это официально не дозволялось, что только подогревало интерес.

Великий бытописатель советского общества Юрий Трифонов запечатлел этот переход в своих «городских» повестях. Инженеры, научные работники – герои его повестей — вдруг дружно впадают в мистику, эзотерику, организуют спиритические сеансы. На Западе в это же время распространилась мода на буддизм, йогу и т.п. учения, далёкие от рационализма и научного подхода к действительности.

Это было одной и предпосылок того, что произошло дальше. Были и другие мощные предпосылки.

«ЖИТЬ СТАЛО ЛУЧШЕ, ЖИТЬ СТАЛО ВЕСЕЛЕЙ».

Примерно в 60-е годы прогрессивное человечество настигла своеобразная напасть. Примерно в 60-70-е годы в ведущих капиталистических странах случилось то, чего не оно, человечество, не знало с момента изгнания из рая. То, что об этом никто не трубил и не трубит, лишний раз подтверждает неоспоримое: и в своей маленькой жизни, и в общей жизни человечества люди отцеживают пустяки, а большое и главное – даже не замечают. Так что же такое случилось?

Случилось страшное.

Базовые бытовые потребности подавляющего большинства обывателей оказались удовлетворенными.

Что значит: базовые? Это значит: естественные и разумные. Потребности в достаточной и здоровой пище, в нормальной и даже не лишённой определённой красоты одежде по сезону, в достаточно просторном и гигиеничном жилье. У семьи завелись автомобили, бытовая техника.

Ещё в 50-е и в 60-е годы это было американской мечтой – мечтой в смысле доступным далеко не всем. В Англии 50-х годов даже родилось такое слово subtopia – склеенное из двух слов «suburb» [пригород] и «utopia»: мечта о собственном домике в пригороде, оснащённым всеми современными удобствами.

Пару лет назад назад блогер Divov разместил в своём журнале интересный материал на эту тему. Это перевод фрагмента воспоминаний о жизни в Англии, в провинциальном шахтёрском городке рубежа 50-х и 60-х годов. Так вот там на весь городок была одна [!] ванная, «удобства» у всех жителей были на дворе, содержимое ночных горшков к утру покрывалось льдом, мама стирала в корыте, фрукты покупались только когда кто-то заболевал, а цветы – когда умирал.

Так вот достаточный житейский комфорт и обеспеченность стали доступны примерно двум третьим населения в конце 60-х – начале 70-х годов. С напряжением, с изворотами, но – доступны. Речь, разумеется, идёт о «золотом миллиарде».

Прежде этого не было никогда в истории и нигде в мире! До этого нормой жизни простолюдинов была бедность. И повседневная напряжённая борьба за кусок хлеба. Так было во всех – подчёркиваю: всех! – странах мира. Перечитайте под этим углом зрения реалистическую литературу от Гюго и Диккенса до Ремарка и Драйзера, почитайте «Римские рассказы» 50-х годов итальянского писателя Альберто Моравиа – и вам всё станет ясно.

И вот всё дивно изменилось. Нормальный, средний работающий обыватель получил сносное жильё, оснащённое современными удобствами и бытовой техникой, он стал прилично питаться, стал покупать новую одежду.

Мне доводилось беседовать с пожилыми европейцами, которые помнят этот тектонический сдвиг, этот эпохальный переход, этот … даже и не знаю, как его назвать, до того он эпохальный. Помню, один итальянец рассказывал, как после войны у него была мечта: съесть большую тарелку щедро сдобренных сливочным маслом макарон. А на излёте 60-х годов он вдруг обнаружил, что «non mi manca niente» — дословно «у меня ничего не отсутствует». А это ужасно! Что же получается? Человек отодвигает тарелку и говорит: «Спасибо, я сыт»? Что же дальше?



Иными словами, модель развития, основанная на удовлетворении нормальных потребностей на заработанные людьми деньги, исчерпала себя. У людей не было и не предвиделось ни роста наличных денег, ни роста потребностей. Бизнес мог расти только с ростом населения, которое тоже как назло прекратило рост в развитых странах.

Достоевский в «Подростке» пророчил. Наестся человек и спросит: а что же дальше? Смысл ему жизни подавай. Или иные какие цели.

Но в реальности спросил не человек. Его опередили. Опередил глобальный бизнес. Он первый спросил «Что дальше?» и первый нашёл ответ.

Капитализм не может существовать без экспансии. Глобальному бизнесу нужны новые и новые рынки сбыта. И эти рынки были найдены. Они были найдены не за морями [там уже было к тому времени нечего ловить], а В ДУШАХ ЛЮДЕЙ.

Капитализм начал уже не удовлетворять, а создавать всё новые, и новые потребности.

И триумфально их удовлетворять. Так, операторами сотовой связи создана потребность непрерывно болтать по телефону, фармацевтическими корпорациями – потребность постоянно глотать таблетки, фабрикантами одежды – менять её чуть не каждый день и уж во всяком случае – каждый сезон.

Можно также создавать новые опасности – и защищать от них с помощью соответствующих товаров. Защищают от всего: от перхоти, от микробов в унитазе, от излучения сотового телефона. Как маркетолог могу сказать, что на российском рынке лучше всего идёт модель «бегство от опасности».

На первый план вышел маркетинг. Что такое маркетинг? В сущности, это учение о том, как впендюрить ненужное. То есть как сделать так, чтобы ненужное показалось нужным и его купили. Почему маркетинга не было раньше, в ХIХ, положим, веке? Да потому, что нужды в нём не было. Тогда производились нужные товары и удовлетворялись реальные потребности. А когда нужно стало выдумывать потребности ложные – вот тогда и понадобился маркетинг. Такова же роль тотальной рекламы.

Маркетологи испытывают профессиональную гордость: мы не удовлетворяем потребности – мы их создаём. Это в самом деле так.

Для того чтобы люди покупали что попало, разумные доводы отменили. Поскольку речь идёт о навязанных и ложных потребностях – рационально обсуждать их опасно. Очень легко может оказаться, что они – ложные, а то, о чём, говорят, не существует в природе и вообще не может существовать в силу законов природы. Навязывание потребностей происходит строго на эмоциональном уровне. Реклама апеллирует к эмоциям – это более низкий пласт психики, чем разум. Ниже эмоций – только инстинкты. Сегодня реклама всё больше апеллирует прямо к ним.

Для того, чтобы процесс шёл бодрее, необходимо устранить препятствие в виде рационального сознания, привычек критического мышления и научных знаний, распространённых в массах. Очень хорошо, что эти привычки и знания стали расшатываться ещё на предыдущем этапе. Всё это мешает глобальной экспансии капитализма! Это мешает продавать горы ненужных и пустых вещей.

Вообще, включать критическое и рациональное мышление сегодня – не требуется. Это не модно, не современно, не trendy. С.Г. Кара-Мурза постоянно говорит о манипуляции сознанием [собственно, одноимённая книжка и принесла ему известность]. Это не совсем так. Глобальный капитализм замахивается на задачу более амбициозную, чем манипуляция сознанием.

Манипуляция сознанием – это всё-таки точечное жульничество, разовая подтасовка. А сейчас речь идёт о глобальном формировании идеального потребителя, полностью лишённого рационального сознания и научных знаний о мире. Известный философ Александр Зиновьев верно сказал, что идеальный потребитель – это что-то вроде трубы, в которую с одного конца закачиваются товары, а из другого они со свистом вылетают на свалку.

Кто такой идеальный потребитель? Это абсолютно невежественный, жизнерадостный придурок, живущий элементарными эмоциями и жаждой новизны. Можно сказать, не придурок, а деликатнее – шестилетний ребёнок. Но если в тридцать лет у тебя психика шестилетнего – ты всё рано придурок, как ни деликатничай.

У него гладкая, не обезображенная лишними мыслями физиономия, обритая бритвой «жилет», белозубая улыбка, обработанная соответствующей зубной пастой. Он бодр, позитивен, динамичен и всегда готов. Потреблять. Что именно? Что скажут – то и будет. На то он и идеальный потребитель. Он не будет ныть: «А не что мне новый айфон, когда я старый-то не освоил? И вообще мне это не надо». Ему должно быть надо – всё. Схватив новую игрушку, он должен немедленно бросать прежнюю.

Он должен постоянно перекусывать, испытывая «райское наслаждение» и при этом героически бороться с лишним весом. И при этом не замечать идиотизма своего поведения. Он должен постоянно болтать по телефону, и при этом исступлённо экономить на услугах сотовой связи. Он должен [это уже скорее – она] непрерывно защищать своих близких от микробов, что вообще-то совершенно не требуется и даже вредно. И главное, он должен верить – верить всему, что ему скажут, не требуя доказательств.

Вообще, самый феномен рационального доказательства, который когда-то был большим достижением античной цивилизации и с тех пор неразрывен с мыслящим человечеством, на глазах угасает и грозит исчезнуть. Люди уже не испытывают в нём потребности.

СМИ – ВИРТУАЛЬНЫЙ «ОСТРОВ ДУРАКОВ».

Для воспитания позитивного гедониста – идеального потребителя, который непрерывно радует себя покупками, обжирается и при этом активно худеет, не замечая нелепости своего поведения, необходима повседневная целенаправленная работа по оболваниванию масс. Главнейшую роль в этом деле играет телевидение как наиболее потребляемое СМИ, но этим дело не ограничивается.



Потребление не сказать «духовного», но скажем: «виртуального» продукта должно тоже непрестанно радовать или, во всяком случае, не огорчать затруднительностью, непонятностью, сложностью. Всё должно быть радостно и позитивно. Любая информация о чём угодно должна низводить всё до уровня элементарной жвачки. Например, любые великие люди должны представать, как объект кухонных пересудов, как такие же простые и глуповатые, как сами зрители, и даже не сами зрители, а как те идеальные потребители, которых из зрителей планируется вырастить.

Ни о чём потребитель не должен сказать: «Этого я не понимаю» или «В этом я не разбираюсь». Это было бы огорчительно и не позитивно.

Когда-то М.Горький писал, что есть два типа подхода к созданию литературы и прессы для народа. Буржуазный подход – это стараться опустить тексты до уровня читателя, а второй подход, советский, – поднять читателя до уровня литературы. Советские писатели и журналисты, — считал Горький, — должны поднимать читателя до уровня понимания настоящей литературы и вообще серьёзных текстов. Современные СМИ не опускаются до наличного уровня читателя – они активно тянут этого читателя вниз.

Всё шире распространяются книжки-картинки, но не для трёхлетних, как это было всегда, а для взрослых. Например, удачное издание этого типа – последний период новейшей истории СССР и России в картинках от телеведущего Парфенова.

В сущности, современные СМИ – это виртуальный Остров Дураков, блистательно описанный Н.Носовым в «Незнайке на Луне».

Вас также могут заинтересовать статьи:

Животные спасенные от пожара: невероятные снимки
ФИЛОСОФСКАЯ СКАЗКА ПРО ОБИДУ
Один старый мужчина переехал жить к своему сыну, невестке и четырехлетнему внуку.
ТЕГИ:
потребители, Маркетинг, Человечество, Капитализм
Комментарии
0 комментарии
Комментировать
  1. Семья и дети

Чему я научилась у голландских мам

Вы знаете, что в Амстердаме нет ни одного детского “мола” а-ля Детский мир или MotherCare? Нет и специальных детских отделов в ТЦ, где все увешано розово-голубыми рюшами, нет никаких японских супер-мягких подгузников (в лучшем случае — Pampers, а то и вообще непонятно-что под брендом супермаркета), нет гипоаллергенных салфеток, экстра-нежных шампуней, специальных “детских” жидкостей для мытья посуды (не поверите — даже косметики Johnson’s baby нет), нет бешенного разнообразия одноразовых пеленок, сосок, ложечек, бутылочек, а детские пюре всего 2–3 видов. Как они живут вообще?

Признаюсь, заголовок слегка врет — совершенный вид глагола в этой фразе для меня все еще не уместен. Я не научилась, я продолжаю учиться, ибо… одно дело понимать, и совсем другое — действительно отбросить всю шелуху и научиться правильно расставлять жизненные приоритеты.

Голландские дети по последнему отчету UNICEF официально признаны самыми счастливыми в мире (ок, если быть точной, отчет говорит о рейтинге “in rich countries”, но вряд ли в менее благополучных странах дела со счастьем детей обстоят лучше, так что предлагаю принять популистскую формулировку “в мире” за правду). Существенная часть этого самого счастья связана не только с отсутствием “домашки” в младшей школе или возможностью играть сколько душе угодно, но и с общей здоровой атмосферой в семье, которую задают и поддерживают родители, в первую очередь — мамы. Так чему же можно у них поучиться?

Не жертвовать, не усложнять

Главная идея тут очень проста: дети не меняют жизнь, они ее дополняют. Голландские мамы не отказываются от своей личной жизни — они продолжают работать, встречаться с друзьями, находят время для своих интересов и в целом делают все, чтобы появление ребенка (и двух, и трех) не превратило семью в бесконечно страдающий и истощенный организм, развернувшийся вокруг ревущего “комка счастья”.

Нам это понять и принять сложно. В нашей культуре женщина обязана жертвовать… либо карьерой ради семьи, либо семьей ради карьеры. Еще можно, например, жертвовать своей молодостью и красотой, чтобы потом обязательно сообщить об этом подросшему младенцу и навсегда поселить в нем чувства вины и долга, которые будут гарантом безбедной старости измученных родителей.

Голландские мамы, наоборот, стараются сделать все, чтобы их жизнь была полной и сбалансированной, без всяких там жертвоприношений. Вместо бесконечно изнуряющей уборки — стиральная машина, посудомойка, робот-пылесос. Вместо бесчисленных часов на кухне — заранее нарезанные, замаринованные, упакованные по порциям продукты из супермаркета, которые превращаются в полноценный ужин всего через 20–30 минут. Вместо бессмысленных кругов с коляской по скверу — совместная прогулка “по делам” или поездка на велосипеде. Вместо грязных песочниц во дворах — большие и интересные игровые площадки в парках или детские кафе, где можно заодно встретиться с друзьями. Вместо трех лет декрета — хороший садик, куда принимают малышей уже в 3–4 месяца. И, наконец, вместо “я же мать” — “мы семья”, потому что голландские папы вовсе не считают работу по дому или уход за детьми каким-то особенным событием.




Не испытывать чувства вины

Этот пункт напрямую связан с предыдущим. Если ни семья, ни общество не требует жертвоприношений, не навешивает на тебя ярлыка “плохая мать” за то, что ты перестала кормить грудью или вывела ребенка на улицу без шапки — поводов для самобичевания становится намного меньше. Голландское общество говорит тебе четко и ясно: “наденьте кислородную маску сначала на себя, потом — на ребенка”. Нервозная, измученная, депрессивная мама — это не то, что нужно ребенку для счастья.

Здесь уважают твою личную жизнь и не лезут с непрошенными советами. Даже детские врачи всегда стараются давать рекомендации в очень деликатной форме (а не в стиле наших педиатров: “Вы массажик делаете? Нет? А надо бы…” и головой так кач-кач, мол что ж ты сама-дура не догадалась)

А все потому что голландцы знают: burnout (выгорание) — это не выдумка и это не только о работе (которую можно и поменять, если уж припекло), но и материнстве (которое не отменить). Для того чтобы быть хорошей мамой — нужен эмоциональный ресурс, добыть который из чувства вины совершенно невозможно.

Читайте также: Русское материнство глазами американки

Не страдать вещизмом

Вы знаете, что в Амстердаме нет ни одного детского “мола” а-ля Детский мир или MotherCare? Нет и специальных детских отделов в ТЦ, где все увешано розово-голубыми рюшами, нет никаких японских супер-мягких подгузников (в лучшем случае — Pampers, а то и вообще непонятно-что под брендом супермаркета), нет гипоаллергенных салфеток, экстра-нежных шампуней, специальных “детских” жидкостей для мытья посуды (не поверите — даже косметики Johnson’s baby нет), нет бешенного разнообразия одноразовых пеленок, сосок, ложечек, бутылочек, а детские пюре всего 2–3 видов. Как они живут вообще?




Оказывается, все просто. Во-первых, ребенку нафиг не нужны японские подгузники и экстра-нежные шампуни — они нужны маме, чтобы заглушить сжигающее ее чувстве вины (Я даю ребенку самое лучшее, я не плохая мать!); во-вторых, гендерно-окрашенная одежда и рюши ребенку тоже не нужны — детей можно одевать в обычные удобные футболки, штаны, куртки, пижамы — все это можно купить в обычных “взрослых” магазинах (Zara, H&M, C&A и т.д.) или заказать онлайн; в-третьих, для практичных голландцев кажется полной глупостью тратить состояние на то, из чего ребенок вырастет через 2–3 месяца — поэтому здесь развита культура second-hand и “совместное использование” (например, есть т.н. speelothek’и — игровые залы, где можно взять на время любые игрушки — как книги в библиотеке).

Здесь работает простое уравнение: Чем меньше времени и энергии мы тратим на поиск и покупку вещей — тем больше времени и энергии у нас остается на что-то действительно важное.

Поддерживать естественный ход вещей

Для голландских мам беременность — не болезнь. Если все идет без проблем — они продолжают ездить на велосипедах (да-да!), заниматься спортом и ходить на работу до самых последних недель. Они рожают без анестезии и стимуляторов и отправляются домой с младенцем уже на следующий день — там их будет ждать медсестра готовая помочь с обустройством нового быта. Примерно 30% голландских женщин, в принципе, предпочитает домашние роды (что для меня, впрочем, все еще попахивает безумием).

Голландским детям позволено играть все свободное время (потому что именно через игру ребенок познает мир) в любую погоду и в любом месте — дома, на улице, в школе, в ресторане. Им не запрещают пачкаться, мокнуть и есть песок. Их спокойно отводят в садик с соплями и температурой 38, если ребенок “не выглядит больным” — да, скорее всего он заразит там всех своих друзей, но голландцы знают, что именно так “прокачивается” детский иммунитет, а значит, это полезно.

Голландские врачи лечат любую детскую простуду парацетамолом и сосудосуживающими каплями, они не “прописывают” жесткую обувь, как только ребенок начал ходить и считают, что “лечебный массажик” это шарлатанство — вместо этого вам посоветуют хорошего физиотерапевта, который покажет как научить ребенка садиться, ползать или ходить через игру и простые, веселые упражнения.

По началу принять эту патологическую “естественность” сложно. Хочется залечить, закутать, загрузить ребенка развивающими программами. Но если сделать глубокий вдох и оглянуться вокруг, все становится на свои места — ведь имея выбор между “естественной средой” и “парником” любой из нас в здравом уме выберет первое.

Принимать ребенка таким, какой он есть

Вот тут кажется все проще простого. Ведь все мы любим своих детей, так? Да, любим. Но любить и принимать — вовсе не одно и то же. У каждого из нас есть завышенные и неоправданные ожидания о том, каким должен вырасти наш ребенок.

В последнее время, например, у нас стало модно говорить о ребенке, как о “главном проекте в жизни” одновременно подчеркивая самой этой фразой и колоссальный объем усилий, которые мать должна вложить в воспитание нового человека; и наличие в обществе явных метрик, по которым “проект” можно будет считать успешным; и пренебрежение ко всему остальному, с ребенком не связанному (в первую очередь, конечно, к работе).

Читайте также: Как воспитывают детей в разных странах? Перенимаем опыт

Но, простите, нет, ребенок — не проект, он не должен выполнять наши KPI, контрибьютить во что-то там или приносить какой-то профит. Мы подменяем понятия “забота” и “выполнение целей”, мы предпочитаем научить, а не показать как учиться, мы все еще считаем что “красный диплом” и высшее образование гарантирует ребенку счастливое будущее (пусть даже наш собственный диплом приносит нам меньше пользы чем туалетная бумага).




Наши завышенные ожидания изводят и нас, и наших детей и в конце-концов мы находим себя у компьютера в 2 часа ночи пишущими за ребенка какой-нибудь реферат “О свойствах воды”, потому, что потенциальная “тройка за полугодие” не укладывается в нашу картину мира.

Конечно, глупо было бы утверждать, что голландские мамы не имеют никаких завышенных ожиданий по поводу их безупречно белокурых сокровищ — конечно имеют. Но они намного меньше заморочены на достижениях и оценках, они знают, что каждый ребенок развивается в своем собственном темпе и заслуживает похвалы — no matter what. Они принимают не только своих, но и чужих детей такими, какие они есть, и если ваш ребенок в чем-то “особенный” — вы никогда не увидите в глазах голландской мамы страх или жалость. “Какой замечательный!” — скажет она и посмотрит на вас с самой искренней и доброй улыбкой.

За два года в Амстердаме я ни разу не видела, чтобы голландские мамы орали на своих детей, чтобы они одергивали их на каждом шагу или прилюдно грозили каким-то наказанием, чтобы они виновато извинялись перед окружающими за детский плач или шалость. Голландские мамы знают, что ребенок, с самого своего первого дня, — уникальная личность, которой нужно просто помочь проявить себя, полюбить себя и осознать себя в этом мире.

Читайте также: 7 доказательств, что Голландия — это страна будущего

Если вдруг в процессе вам захотелось возразить: “Но у них же там возможности, социальные гарантии и вообще другой уровень жизни!” — Да, все верно. Но ничто из этого не появляется в обществе само по себе. У общества должен быть четко сформулированный запрос и желание этот запрос отстаивать. Но пока мы продолжаем приносить жертвы и успокаивать себя японскими подгузниками — никаких новых возможностей мы никогда не получим.


Автор: Ekaterina Gor


из medium.com

ТЕГИ:
Голландия, воспитание ребенка, мамы
Комментарии
комментарии
Комментировать
Подписка