популярное

Даже если вы не любитель спиртного, всё равно же немного употребляете)) если есть на то серьёзный повод. Эта полезная табличка поможет вам сориентироваться, сколько времени выводится из организма алкоголь разной крепости. Архиважно для людей, принимающих лекарства! Поскольку известно, что алкоголь несовместим с медикаментами.

Сочинение школьницы стало хитом в Интернете

Сочинение обычной школьницы буквально взорвало русскоязычное интернет-сообщество. Уверены, многих из вас эта история затронет до глубины души...

«Не постеснялась выйти в свет» вдова Олега Табакова с новым возлюбленным

Личная жизнь вдовы О. Табакова бьет ключом. Женщина не постеснялась выйти в свет с новым возлюбленным

На номер телефона 89378921723

Кто-то хоть раз задумывался о том, как выглядят электронные сигналы, в частности Wi-Fi?

А вот дизайнеру Луису Эрнану это стало интересно.

Художник посвятил жене серию рисунков о том, какой он видит жизнь с ней

Мило и с юмором о любви к жене

Что отличает леди от остальных женщин?

Вы никогда не задумывались, почему в присутствии одной женщины окружающие как-то подтягиваются, пытаются казаться умней, воспитанней и где-то даже прекрасней. А в присутствии другой, даже если все к ней хорошо относятся, ведут себя как попало?

Продолжение под фото.

«Идите к черту! Я слишком стара для этого!»

Популярная в США блогер Мишель Комбс рассказала о том, как привычные стереотипы портят жизнь, и бонусах, которые дает нам возраст. И ведь она права!

ТОП-5 вкусных супчиков ! На каждый день! Оооочень вкусно

Отменные блюда для обеденного перерыва.

  1. Музыка

Стинг и Милен Фармер — «Stolen Car»

Это лучше 1 раз увидеть, чем 100 раз услышать о нем!

Известный британский композитор, автор и исполнитель песен Стинг (Sting), представил клип на композицию Stolen Car, исполненную совместно с французской певицей и актрисой Милен Фармер (Mylène Farmer).


1
▼   Читать далее
не пропустите
aa

Андрей Ткачев:

«ТЫ ГДЕ И КАК УМИРАТЬ ХОЧЕШЬ?»

Чего ты глаза вытаращил, будто я сказал что-то неприличное? Ты что, умирать не собираешься? Или ты об этом думать не хочешь? А о чем тогда думать — о футболе, о бабах, о деньгах?
* * *
Я, например, не хочу умирать в городе. Грязь, пыль, суета. Во многих высотных домах даже грузового лифта нет.
Такое впечатление, что строители их спланировали для людей, у которых в жизни не бывает ни шкафов, ни гробов, ни пианино. Вот так умрешь на девятом этаже, тебя сносить замучаются. Те мужики, что по­ приличнее, сплошь лентяи и через одного — сердечники. Они гроб не понесут. Придется на­ нимать пролетариев за бутылку. Так они тебя, с матом пополам, и потащат. Не под «Святый Боже», говорю, потащат, а под матюги.
* * *
Потом, кладбища все далеко. Будут полдня тебя везти в ритуальном автобусе, будут в пробках стоять, будут рычать сцеплением и визжать тормозами. И не будет в этой фантасмагории ни тишины, ни умиления. И кадильного дыма не будет. Как намек на смрадную жизнь, смерть будет окутана выхлопными газами.
* * *
Ты не кривись и не соскальзывай с темы. Если не я сейчас, то кто и когда с тобой об этом поговорит? О смерти говорить надо. Она сама молчит по пословице «Когда я ем, я глух и нем», молчит и в тишине пережевывает чело­ вечество. А люди должны нарушать эту тиши­ ну. Лучше всего — молитвой, а нет — так хотя бы разговором.
* * *
Даже гробовых дел мастер Безенчук, который пьян с утра, имел для смерти множество имен. Раз люди по-разному живут, думал он, значит, по-разному умирают. Одни «приказывают долго жить», другие «упокоеваются», тре­тьи «ласты склеивают» и так далее. «Гигнулся», «кончился», «зажмурился». Все-таки лучше, чем просто «сдох». Это уже как-то совсем поскотски.
* * *
Ты как хочешь, «сдохнуть», или «окочуриться», или «Богу душу отдать»? Я, например, хочу «упокоиться». Как дьякон в церкви гудит: «Во блаже-е-нном успении ве-е-е-чный покой...» И надо, чтобы деревья росли у могилы или цветы вокруг. Все-таки на рай похоже. А если никакой лист над головой не шелестит и если каждый луч норовит пришедшему на могилу человеку лысину обжечь, то это истинная пе­чаль и земля изгнания.
* * *
Ангелы за душой придут, придут, родимые. Заплаканные придут, потому что подопечный их скверно жил. Как-то все для себя жил, к Богу спиной стоял, ближнему дулю показывал. Мелко жил, без полета, без настоящей ра­дости. Как червяк жил, все рыл и рыл хитрые ходы в беспросветной тьме. Вот, дорылся. Собственно, и не жил совсем. Разве это жизнь, когда перед смертью вспомнить нечего, а родственники, кроме как «сколько водки на стол поставить» и «сколько венков заказать», больше ни о чем думать не будут?
* * *
Страшно будет на себя со стороны смот­реть. Они тебя моют, а ты на них со стороны смотришь. Они твои негнущиеся руки в новую рубаху запихивают, галстук тебе повязывают, туфли новые надевают, а ты смотришь. Смеш­но даже. Глянь, как туфли блестят. Отродясь в таких чистых не ходил. Засмеял­ся бы, если бы не Ангелы за спиной и не эти... чуть поодаль.
* * *
Эти придут, понимаешь? Ты понимаешь, бараньи твои глаза, эти придут! Те, которые с тобой до сих пор только через мысли общались. Они шептали, а ты гадости делал; они подзадоривали, а ты психовал без причин; ты грешил, а они твою совесть убаюкивали. Ух и страшные же они! Вот когда ты молиться нач­нешь. Хотя вряд ли. Не начнешь. Там начинать поздно. Там можно только продолжать то, что на земле начал. Нет, пить не буду. И ты не пей. Не отвлекайся. Слушай.
* * *
Картину Мунка видел? «Крик» называется. Там человек на картине кричит, и его снача­ла слышно. Не веришь — найди и посмотри. Хоть и в Интернете. Сначала слышно. А потом крик таким пронзительным становится и до такой высокой ноты доходит, что его уже и не слышно. Так души от страха кричат. Не приведи Гос­подь, и ты так же кричать будешь, когда свое окаянство почувствуешь и этих увидишь. Са­мое страшное, что на тебя в это же время будут с трудом пиджак надевать и все мысли родни будут крутиться вокруг расходов на похороны и продуктов на поминки.
* * *
Опять же, время года какое будет, неизвест­но. Летом страшно, что от жары вздуешься. Мухи, вонь... Не приведи Господь. Поститься надо, чтоб сухоньким преставиться. Незачем червям пиршество устраивать. Хотя грешни­ков и тощих вздувает... Зимой зябко в холодную землю ложиться. И могилу копать тяжело. Гробовщикам больше платить надо. Почему тогда телу не зябко? Зябко. Оно же не навсегда мертвое. Воскреснет же. И чувство в нем не сразу погасает. Когда в крематорий, в печку, тело запихивают, так оно даже сжимается, как будто от страха. Наукой доказано.
* * *
Лучше, конечно, весной, но не ранней, когда слякоть, а после Пасхи. Если в Пасху умереть, то даже над фобом вместо простой панихиды будут петь торжественно, весело... «Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его. Пасха-а священная нам днесь показа-а-ася: Пасха нова, святая...» Красота. Вечной жизнью жить хо­чется!
* * *
Как откуда я это знаю? У меня ж зять — батюшка. Я у него на приходе всю прошлую зиму прожил, по дому с внуками помогал, ремонт там мелкий всякий, и читать по книжкам старым научился. Я ведь книжки люблю, ты знаешь. У, брат, сколько лет без толку прожил, только под старость маленько прозрел. Сколь­ко всего интересного зять мне понарассказывал, сколько я и сам потом прочитал! И мне теперь как-то все про смерть дума­ется. Со страхом, конечно, но и с надеждой. И поговорить, поделиться хочется. А люди, как от чумного, от меня бегут. Говорят, мол, се­рьезный человек, полковник в запасе — и с ума сошел. Глупые. Хорошо, что я тебя сегодня поймал. Не смотри на часы. Метро допоздна ходит.
Так ты где и как умирать собираешься? из ПРАВОСЛАВНЫЙ МУЖЧИНА
не пропустите
Подписка