популярное

О проблемах медицинского образования в России

Дмитрий Пушкарь: "В мединститут пришел человек, который не знает, хочет ли он быть врачом,— раз. Который не образован, чтобы быть врачом, даже если он этот институт окончит,— два. И который не имеет общего кругозора, чтобы общаться с людьми,— три. Люди, которые этому человеку преподают, понимают, что пришли не те. Но они сами, к сожалению, не те: система преподавания в том понимании, которое сформировалось во всем мире, отсутствует. Что дальше?"

Фотограф провел 12 дней вместе с дикарями из амазонского племени. Его кадры шокируют...

Какой сейчас век на дворе?

TOP дронов для начинающего дроновода

Пока ты вейпишь, кто-то уже в небе парит...😏

В сеть попали фотографии старых коммунальных квартир в Санкт-Петербурге. Некоторые из них безвозвратно утеряны, другие ценителям для реставрации, а третьи – эксплуатируются в обычном порядке: владельцы пытаются их отремонтировать и сделать более современными.

Светлая память великолепному актёру

Возраст не помеха: Эффектные модели старше 50 лет

Модели в возрасте, ничуть не уступающие своим более молодым коллегам.

62 прекрасные цитаты известных женщин

Золотые слова!

Польза чесночной шелухи

Подсказка, которой нет цены!

«Катюша» в исполнении немцев. Думал, меня уже ничем не удивить!

Разорвали зал в клочья. Браво!

7 цитат о жизни

7 цитат о жизни👍

Три сестренки, от которых вы не сможете отвести глаз

Встречайте! Сестры Дениз, Даниэла и Диана из Румынии 😍

Не спрашивайте, сколько им лет. Лучше спросите, когда они успели так многому научиться.

Я сам

Почему к психологам чаще обращаются женщины, чем мужчины.

Амаль Клуни беременна: первые фото будущей мамы с округлившимся животом

«Беременна или нет?» — терзались таблоиды последние несколько недель, глядя на 39-летнюю Амаль Клуни. И вот мучениям журналистов пришел конец!

Настоящее эстетическое наслаждение, ливанцы рулят😜

  1. История

Она была акушеркой в Освенциме... То, что ей пришлось пережить, просто не передать словами

Из тридцати пяти лет работы акушеркой, два года я провела как узница женского концентрационного лагеря Освенцим-Бжезинка, продолжая выполнять свой профессиональный долг.

Среди огромного количества женщин, доставлявшихся туда, было много беременных. Функции акушерки я выполняла там поочередно в трех бараках, которые были построены из досок, со множеством щелей, прогрызенных крысами. Внутри барака с обеих сторон возвышались трехэтажные койки.

На каждой из них должны были поместиться три или четыре женщины — на грязных соломенных матрасах. Было жестко, потому что солома давно стерлась в пыль, и больные женщины лежали почти на голых досках, к тому же не гладких, а с сучками, натиравшими тело и кости.

Посередине, вдоль барака, тянулась печь, построенная из кирпича, с топками по краям. Она была единственным местом для принятия родов, так как другого сооружения для этой цели не было. Топили печь лишь несколько раз в году. Поэтому донимал холод, мучительный, пронизывающий, особенно зимой, когда с крыши свисали длинные сосульки.


О необходимой для роженицы и ребенка воде я должна была заботиться сама, но для того чтобы принести одно ведро воды, надо было потратить не меньше двадцати минут. В этих условиях судьба рожениц была плачевной, а роль акушерки — необычайно трудной: никаких асептических средств, никаких перевязочных материалов. Сначала я была предоставлена сама себе; в случаях осложнений, требующих вмешательства врача-специалиста, например, при отделении плаценты вручную, я должна была действовать сама.

Немецкие лагерные врачи — Роде, Кениг и Менгеле — не могли запятнать своего призвания врача, оказывая помощь представителям другой национальности, поэтому взывать к их помощи я не имела права. Позже я несколько раз пользовалась помощью польской женщины-врача, Ирены Конечной, работавшей в соседнем отделении.

А когда я сама заболела сыпным тифом, большую помощь мне оказала врач Ирена Бялувна, заботливо ухаживавшая за мной и за моими больными. О работе врачей в Освенциме не буду упоминать, так как то, что я наблюдала, превышает мои возможности выразить словами величие призвания врача и героически выполненного долга.

Подвиг врачей и их самоотверженность запечатлелись в сердцах тех, кто никогда уже об этом не сможет рассказать, потому что они приняли мученическую смерть в неволе. Врач в Освенциме боролся за жизнь приговоренных к смерти, отдавая свою собственную жизнь. Он имел в своем распоряжении лишь несколько пачек аспирина и огромное сердце.

Там врач работал не ради славы, чести или удовлетворения профессиональных амбиций. Для него существовал только долг врача — спасать жизнь в любой ситуации. Количество принятых мной родов превышало 3000. Несмотря на невыносимую грязь, червей, крыс, инфекционные болезни, отсутствие воды и другие ужасы, которые невозможно передать, там происходило что-то необыкновенное.

Однажды эсэсовский врач приказал мне составить отчет о заражениях в процессе родов и смертельных исходах среди матерей и новорожденных детей. Я ответила, что не имела ни одного смертельного исхода ни среди матерей, ни среди детей. Врач посмотрел на меня с недоверием. Сказал, что даже усовершенствованные клиники немецких университетов не могут похвастаться таким успехом.

В его глазах я прочитала гнев и зависть. Возможно, до предела истощенные организмы были слишком бесполезной пищей для бактерий. Женщина, готовящаяся к родам, вынуждена была долгое время отказывать себе в пайке хлеба, за который могла достать себе простыню. Эту простыню она разрывала на лоскуты, которые могли служить пеленками для малыша.

Стирка пеленок вызывала много трудностей, особенно из-за строгого запрета покидать барак, а также невозможности свободно делать что-либо внутри него. Выстиранные пеленки роженицы сушили на собственном теле. До мая 1943 года все дети, родившиеся в освенцимском лагере, зверским способом умерщвлялись: их топили в бочонке.

Это делали медсестры Клара и Пфани. Первая была акушеркой по профессии и попала в лагерь за детоубийство. Поэтому она была лишена права работать по специальности. Ей было поручено делать то, для чего она была более пригодна. Также ей была доверена руководящая должность старосты барака. Для помощи к ней была приставлена немецкая уличная девка Пфани.

После каждых родов из комнаты этих женщин до рожениц доносилось громкое бульканье и плеск воды. Вскоре после этого роженица могла увидеть тело своего ребенка, выброшенное из барака и разрываемое крысами. В мае 1943 года положение некоторых детей изменилось. Голубоглазых и светловолосых детей отнимали у матерей и отправляли в Германию с целью денационализации.

Пронзительный плач матерей провожал увозимых малышей. Пока ребенок оставался с матерью, само материнство было лучом надежды. Разлука была страшной. Еврейских детей продолжали топить с беспощадной жестокостью. Не было речи о том, чтобы спрятать еврейского ребенка или скрыть его среди нееврейских детей. Клара и Пфани попеременно внимательно следили за еврейскими женщинами во время родов.

Рожденного ребенка татуировали номером матери, топили в бочонке и выбрасывали из барака. Судьба остальных детей была еще хуже: они умирали медленной голодной смертью. Их кожа становилась тонкой, словно пергаментной, сквозь нее просвечивали сухожилия, кровеносные сосуды и кости. Дольше всех держались за жизнь советские дети; из Советского Союза было около 50% узниц.

Среди многих пережитых там трагедий особенно живо запомнилась мне история женщины из Вильно, отправленной в Освенцим за помощь партизанам. Сразу после того, как она родила ребенка, кто-то из охраны выкрикнул ее номер (заключенных в лагере вызывали по номерам). Я пошла, чтобы объяснить ее ситуацию, но это не помогало, а только вызвало гнев. Я поняла, что ее вызывают в крематорий.

Она завернула ребенка в грязную бумагу и прижала к груди... Ее губы беззвучно шевелились — видимо, она хотела спеть малышу песенку, как это иногда делали матери, напевая своим младенцам колыбельные, чтобы утешить их в мучительный холод и голод и смягчить их горькую долю. Но у этой женщины не было сил... она не могла издать ни звука — только большие слезы текли из-под век, стекали по ее необыкновенно бледным щекам, падая на головку маленького приговоренного.

Что было более трагичным, трудно сказать — переживание смерти младенца, гибнущего на глазах матери, или смерть матери, в сознании которой остается ее живой ребенок, брошенный на произвол судьбы. Среди этих кошмарных воспоминаний в моем сознании мелькает одна мысль, один лейтмотив. Все дети родились живыми. Их целью была жизнь! Пережило лагерь едва ли тридцать из них.

Несколько сотен детей было вывезено в Германию для денационализации, свыше 1500 были утоплены Кларой и Пфани, более 1000 детей умерло от голода и холода (эти приблизительные данные не включают период до конца апреля 1943 года). У меня до сих пор не было возможности передать Службе Здоровья свой акушерский рапорт из Освенцима.

Передаю его сейчас во имя тех, которые не могут ничего сказать миру о зле, причиненном им, во имя матери и ребенка. Если в моем Отечестве, несмотря на печальный опыт войны, могут возникнуть тенденции, направленные против жизни, то - я надеюсь на голос всех акушеров, всех настоящих матерей и отцов, всех порядочных граждан в защиту жизни и прав ребенка. В концентрационном лагере все дети — вопреки ожиданиям — рождались живыми, красивыми, пухленькими.

Природа, противостоящая ненависти, сражалась за свои права упорно, находя неведомые жизненные резервы. Природа является учителем акушера. Он вместе с природой борется за жизнь и вместе с ней провозглашает прекраснейшую вещь на свете — улыбку ребенка.

Станислава Лещинска польская акушерка, узница Освенцима

Позже ей был поставлен памятник в Церкви Святой Анны около Варшавы.


Вас также могут заинтересовать статьи:

Запретные кадры: Варшавское гетто летом 1941 года (фото)
Жизненные ценности Юлии Гиппенрейтер
ТЕГИ:
Война, Дети, Освенцим
Комментарии (7)
7 комментариев
Комментировать
Дмитрий Бобров
Дмитрий Бобров

Есть немецкие кадры хроники! Кто из поляков или новоукраинцев не верит - наберите в гугле! Именно не Советские, а немецкие кадры кинохроники! Они все документировали, чтобы ублюдки типа шухевича и бандеры, не отвертелись!

Дмитрий Бобров
Дмитрий Бобров

А молодые ублюдки-поляки за гребаных Уна-упса! За фашистов! Сколько поляков убили бандеровцы !

Нина Винюкова
Нина Винюкова

все они достойны памяти, все они герои... Вечная память!!!!

Екатерина Филаткина
Екатерина Филаткина

Господь дал страшнейшие времена человечеству.Но на зависть этим извергам, души матерей и детишек навечно связанны друг с другом.И будут вновь и вновь появляться на свет .А эти твари кто топил,мучил,истязал тем досталось учесть быть проклятыми и жить им долго и быть одинокими.Потому что грехи страшные никак не дадут уйти в Вечность.Страшно,больно и очень обидно.😢

LyudmilaGeorgishtyan
LyudmilaGeorgishtyan

Светлая память святой и героической женщине Станиславе Лещинской!!!! лишь только читая об Освенциме, я рыдала....такое зверство, что за отродье те женщины, кот. топили детей, страшно произнести.


Показать больше комментариев
aa

Выжить вопреки всему: трагическая судьба Анны Герман

В память о замечательной певице!


Анна Герман - польская певица.


14 февраля 1936 года родилась легендарная певица, любимица миллионов слушателей по всему миру – Анна Герман. Ее задушевный и мелодичный голос никого, кто его слышал, не оставлял равнодушным. Но судьба подготовила певице не только безграничную любовь публики, но и нечеловеческие испытания, которые она не смогла до конца преодолеть. Сегодня Анне Герман исполнилось бы 80 лет.


Анна Герман - любимица нескольких поколений.


Анна Герман - любимица нескольких поколений.


Анна Герман всегда называла себя польской певицей, но ее предки относились к голландскому роду меннонитов. Прапрадед певицы, будучи на Украине, недалеко от Бердянска основал деревню Ольгино. После наступления в стране советской власти, род Герман был раскулачен и подвержен репрессиям. После бесконечных скитаний они оказываются в Узбекистане. Именно там 14 февраля 1936 года появляется на свет Анна Виктория Герман.
Через 10 лет, благодаря фиктивному браку матери будущей певицы с поляком, им удается переехать в Польшу. Детство и юность Анны Герман прошли в непрерывных попытках выжить. Она постоянно работала.


Анна Герман - эстрадная певица.


Анна Герман - эстрадная певица.


Началом ее творческого пути можно назвать 4-й курс геологического факультета, где училась певица. Выступление Анны Герман на студенческом празднике было немного скомканным, однако после этого, руководитель студенческого театра пригласил ее присоединиться к ним.

Первоначально мать певицы Ирма Герман не разделяла энтузиазма Анны связать свою жизнь со сценой, но невероятная вера подруги Янечки в талант певицы помогли Герман быть зачисленной в штат эстрады Вроцлава. После этого начинаются бесчисленные гастроли коллектива по провинциальным городам Польши, участие во всевозможных фестивалях. Постепенно приходит популярность.

В 1966 году певица заключает контракт с итальянской звукозаписывающей компанией. Об Анне Герман говорит уже вся Европа и Советский Союз. Казалось бы, плодотворная работа и любовь зрителей обеспечат певице блестящее будущее. Но судьба решила распорядиться иначе.


Анна Герман попала в аварию в 1967 году, которая обездвижила ее на 2 года.


Анна Герман попала в аварию в 1967 году, которая обездвижила ее на 2 года.


27 августа 1967 года после очередного выступления Анна Герман возвращалась в Милан ночью. К несчастью, ее водитель уснул за рулем, и на огромной скорости машина врезалась в бетонное ограждение. Удар был такой силы, что певицу выбросило сквозь лобовое стекло на камни. Скорая прибыла на место происшествия только утром. Да и то они оказали помощь только водителю. Находясь в больнице, он спросил о судьбе пассажирки, и только после этого, врачи вернулись обратно на место аварии и обнаружили певицу в состоянии комы.

Только через две недели певица пришла в сознание. Состояние Анны Герман было ужасным: ей пришлось много месяцев провести в ортопедическом корсете. Только через два года певица смогла снова встать на ноги и выступить перед зрителями. Переломы позвоночника и обеих ног не прошли бесследно. Во время концертов в туфли Анны Герман вставлялись специальные высокие ортопедические пластины, которые поддерживали кости певицы.


Анна Герман и ее супруг Збигнев Тухольский.


Анна Герман и ее супруг Збигнев Тухольский.


В 1972 году Анна Герман вышла замуж за инженера Збигнева Тухольского, который выхаживал женщину все это время. Беременность Анны проходила очень тяжело, но, к счастью, роды прошли успешно. У пары родился сын.


Анна Герман и Лев Лещенко.


Анна Герман и Лев Лещенко.


С 1972 года карьера Анны Герман снова пошла в гору. Слушатели просто обожали задушевный голос певицы. Гастроли по всему миру, записи пластинок, съемки в фильмах – уже можно было подумать, что все невзгоды и испытания певицы закончились.

Сама Анна часто говорила, что после перенесенной ею трагедии Бог больше не будет над ней издеваться. Но с каждым годом популярность певицы росла, а здоровье ухудшалось: снижение иммунитета, обмороки. Она пыталась лечиться народными средствами и упорно отказывалась идти к врачам.


Анна Герман в Италии.


Анна Герман в Италии.


В 1980 году во время концерта в Лужниках в Москве певице становиться плохо. Ее отвозят в Институт Склифосовского, где Анне Герман ставят страшный диагноз – саркома (рак костей ног). Ее левая нога была в три раза больше правой. Болезнь развивалась стремительно, врачи были бессильными. Муж Герман вспоминает, что боли у Анны были такими, что скорая помощь не успевала возвращаться в больницу, как ее вызывали снова. Легендарной певицы не стало 25 августа 1982 года.


Подпишитесь на наш канал

Песни, которые исполнила Анна Герман, стали любимыми для нескольких поколений. Весьма неожиданное прочтение песни «Эхо любви» предложил исполнитель Аслан Ахмадов. www.kulturologia.ru

Комментарии
комментарии
Комментировать
Подписка