популярное

Киану Ривз живет вопреки всему

Он родился в проблемной семье: его отца арестовали за продажу наркотиков, когда Киану было 12 лет, а его мать была стриптизершей. Его семья переехала в Канаду, где у него было несколько приемных отцов. Он видел, как умирает его девушка. Они планировали сыграть свадьбу, но девушка разбилась в автокатастрофе. За некоторое время до смерти у девушки Киану был выкидыш и они потеряли ребенка. Теперь Киану боится серьезных отношений и не задумывается о детях.

Эти милые животные из картона не оставят никого равнодушными. Сделать их самостоятельно можно очень быстро. Распечатайте шаблон на плотной бумаге, вырежте этих зверюшек и поместите им в лапки по вкусной конфете. Наслаждайтесь...

Иван Охлобыстин о последнем разговоре с Михаилом Ефремовым, пьющем окружении и жутком мистическом совпадении

Иван Охлобыстин и Михаил Ефремов дружат больше 30 лет. Поэтому ситуация, в которую угодил товарищ, стала для Ивана Ивановича настоящим шоком. А ведь буквально за неделю до трагедии они работали над пьесой, события которой мистическим образом претворились в жизнь.

«Я не знаю, чем это все закончится…» Ирина Хакамада рассказала правду о будущей свадьбе «особенной» дочери

Долгие года Ирина Муцуовна не считала нужным рассказывать прессе о том, что ее девочке при рождении поставили диагноз — синдром Дауна. Но 6 лет назад Хакамада пришла с повзрослевшей Машенькой на московскую премьеру фильма «Хроники Нарнии: Принц Каспиан». Этот выход в свет был непростым даже для такой «железной леди», как Ирина Хакамада.

Комплименты вашей фигуре стоят того, чтобы немного потрудиться.

10 супер-красоток с лишним весом

Общий вес этих женщин на этих фотографиях — почти 900 килограммов. Их большие груди и пышные попки вызывают лютый батхерт среди худышек: — Гнать толстух с праздника жизни! Но именно их выбрала публика, мужья и любовники. И какие любовники! Даже президенты отметились. Смотрим!

Мна старый человек сказал

И я запомнил эту фразу...

 Короткие притчи

Подборка коротких притч о жизни, которые дают невероятно ценные и мудрые уроки.

Я Вас люблю....

  1. Юмор и Развлечения

20+ Самых Эпичных Фотографий Великой и Могучей Русской Свадьбы

В этой подборке мы совместили все: бурную фантазию свадебных фотографов, гениальное мастерство фотошопа и просто неистовые моменты, пожалуй, самого сурового празднования в мире — Русской Свадьбы.

Приятного просмотра :)

▼   Читать далее
не пропустите
aa

Общая семантика – это философское и социальное движение, ставящее перед собой цель оздоровления человека и общества через изменения в исп

Как эмпирическая дисциплина общая семантика была создана в 1920-30-е годы Альфредом Коржибски.
Общая семантика – это не конкретная единая теория значения языка, а дисциплина, которая использует инструментарий и методы разных наук, чтобы обратить внимание на способы употребления языка, приводящие к возникновению индивидуальных и социальных проблем человека и общества – от душевных болезней до таких социальных катаклизмов, как революции и войны. Она занимается нейросемантическими и нейролингвистическими реакциями людей, причем любого отдельно взятого человека.

Общую семантику сам Коржибски определял как общую теорию оценки фактов, отношений, ощущений и реакций. При этом акцент делается на оценке не с точки зрения словесных определений значения, а с точки зрения того, как происходят сами оценочные реакции. Если опустить нагромождения академичных классификаций и номенклатур, общая семантика изучает, как люди:
• взаимодействуют с миром;
• реагируют на мир;
• реагируют на свои реакции;
• реагируют на реакции других людей;
• по сумме всего этого изменяют свое поведение.

Известно, что работы Альфреда Коржибски оказали влияние на развитие лингвистики, рационально-эмоциональной поведенческой терапии (REBT) и гештальттерапии. Во время Второй мировой войны американская армия использовала систему Коржибски для лечения военных неврозов. Идеи ученого также отражены в творчестве фантастов Фрэнка Герберта («Дюна») и Роберта Хайнлайна («Звездный десант»).

После Альфреда Коржибски огромный вклад в развитие общей семантики сделали Стюарт Чейз (американский социолог и экономист), Сэмюэль Хаякава (американский сенатор, президент университета, лингвист) и другие. В частности, была поставлена проблема взаимоотношений человека и языка: не только люди используют слова, но и слова используют людей. В 1954 году в период обостренных антикоммунистических настроений в США Чейз опубликовал книгу «Сила слов» («The Power Of Words»), где изложил свои научные наблюдения и рассказал, как произвольно употребляется слово «коммунизм» и насколько по-разному люди трактовали это понятие. Из 197 респондентов 123 вообще не знали, что это (но осуждали), а остальные давали ответы в духе «те, кто хочет войны». Кстати, у Чейза есть книга с красноречивым названием «Тирания слов» («The Tyranny of Words») о том, как человечество использует слова для манипулирования и убеждения в том, что выгодно.

Общая семантика – междисциплинарная область. Напомним, междисциплинарность – это пересечение областей с сохранением границ. Междисциплинарность конструирует общую модель для вовлеченных дисциплин, основываясь на диалоге между ними. Эти дисциплины: грамматика, логика, семантика, нейролингвистика и нейрофизиология, феноменология, психология, психиатрия, социология и бихевиоризм.

Принципиально не путать общую семантику и семантику – это разные дисциплины. Семантика – это раздел языкознания, изучающий значение языковых единиц. Чтобы понять, что такое междисциплинарность общей семантики, можно представить себе многоуровневую архитектурную конструкцию.

Базовый уровень – это грамматика, которая занимается взаимоотношениями слов в предложении, но не интересуется контекстом и связью с фактами. Отношения между утверждениями, правильность того, как составлено утверждение с точки зрения причин и следствий, – это область логики, но связью с реальными фактами логика тоже не интересуется, это не ее задачи. Этим занимается уже дисциплина семантика, изучающая значения слов и утверждений, их правдивость и связь с явлениями реальности. На более высоком уровне этой условной архитектуры находится общая семантика, которая изучает и сами слова, и правильность грамматических конструкций, и логичность построенных утверждений, и связи слов и утверждений с явлениями и предметами реального мира, а также влияние всего этого на поведение и общение людей. При этом общая семантика активно пользуется знаниями из нейролингвистики. Принципиальное значение имеет то, как нервная система человека реагирует на услышанные им слова и утверждения. И чтобы очистить суть вещей, изначальные феномены от наслоения формальных словесных конструкций, общая семантика прибегает к знаниям из области феноменологии. (Феноменология началась с тезиса философа Эдмунда Гуссерля «Назад, к самим вещам!».) Общая семантика интересуется и вопросами нейрофизиологии, которая продвигает человечество вперед в познании того, как мы думаем, слышим, воспринимаем, чувствуем и реагируем с точки зрения биохимических процессов.

Общая семантика – пока недооцененная дисциплина, а между тем ее изучение необходимо любому человеку, причем с практической точки зрения и в совершенно разных контекстах. Она вооружает человека пониманием того, как велик зазор между реальностью и нашими представлениями о ней, как исправить ошибки в общении, мышлении, оценке и поведении.

Один из главных постулатов общей семантики – субъективный характер опыта и переживания. На эту тему американский философ Томас Нагель написал книгу «Каково это – быть летучей мышью?». Суть в том, что восприятие реальности определяется свойствами сенсорных систем организма. Это выражение в общей семантике используется для того, чтобы проиллюстрировать тот факт, что человек не способен знать о тех аспектах реальности, которые недоступны его организму. Мы одинаково не способны понять, каково это – быть летучей мышью или быть другим человеком, потому что характер чужого опыта субъективен.

Альфред Коржибски исследовал семантические реакции человека на событие в контексте его значения. Через язык мы оцениваем и познаем окружающую среду. Мы воспринимаем мир, события, действия и слова людей в рамках своей системы координат и личного опыта. На это в большой степени влияют изначальные факторы: в частности, среда, в которой воспитывается человек, и тезаурус, который он перенимает в детстве у ближайшего окружения и обогащает до определенного уровня в дальнейшем. Мы вкладываем в любые понятия и слова свои нюансы значений, индивидуальные трактовки. Даже самые простые абстрактные понятия нам проще объяснить на личных жизненных примерах. Во многом именно это обусловливает «трудности перевода» с языка одного человека на язык другого, даже если оба при этом говорят на русском (английском, французском…).

Есть ли вообще способ получить хоть сколько-то объективную информацию о реальности? Отчасти в этом помогает научная картина мира (НКМ), использующая специфический язык для обозначения объектов и явлений. Научная картина представляет собой множество теорий, которые в совокупности описывают известный человеку мир, его свойства и закономерности. Почему человечество значительно продвинулось в том, что касается науки и техники, а в том, что связано с отношениями, общением и взаимопониманием, мы все так же неразвиты? Мы конфликтуем, ведем войны, делимся на «своих» и «чужих», выстраиваем искусственные иерархии, верхние позиции в которых на поверку иллюзорны. Дело может быть именно в том, что научно-технологические области используют более эффективный язык, свободный от неоднозначности. Но и НКМ не дает нам окончательного знания о реальности: теории, идеи и концепции постоянно обновляются и пересматриваются.

В 30-х годах XX века американские ученые этнолингвист Бенджамин Ли Уорф и лингвист Эдвард Сепир предложили гипотезу лингвистической относительности, которая и называется «гипотеза Сепира-Уорфа» (Sapir-Whorf Hypothesis). Согласно этой концепции, структура языка определяет мышление и способ познания реальности, то есть люди, говорящие на разных языках, по-разному мыслят и воспринимают мир. Наполнение даже таких базовых понятий, как «пространство» и «время», зависит от языка, «на котором» человек воспитывался. Например, в амазонских джунглях есть племена, у которых просто нет таких понятий, как «время», «прошлое», «будущее», и это влияет на восприятие мира. Вообще возможное влияние языков на черты культур, традиции восприятия и характер научных достижений – предмет дискуссии в этнолингвистике, психолингвистике и теоретической семантике. Гипотеза Уорфа, предполагающая прямую зависимость категорий мышления от категорий языка, оказала влияние на развитие не только общей семантики, но также этнолингвистики и психолингвистики. Существуют чрезвычайно интересные явления, через которые можно описать, как язык влияет на образ жизни и мышление. Например, сквернословие и вульгарный язык характерны для социального неблагополучия – не только как реакция на проблемы, но и как культурный признак. А «дозированное» сквернословие нередко воспринимается в высказывании как признак искренности, чем активно пользуются маркетинг и реклама.

Основной идеей общей семантики можно назвать исправление естественного языка, который внутри каждого народа развивается неуправляемо и по-своему. В процессе того, как язык трансформируется внутри народов и конкретного человека, возникает без преувеличения огромная опасность, даже трагедия человечества. Если оперировать поп-культурными образами, мы все встраиваемся в «матрицу» языковых и смысловых искажений. Она показывает нам реальность не такой, какая она есть на самом деле. Картина мира, которую создают естественные языки, искажает и подменяет реальность. Язык и способность к сложной социальной и речевой коммуникации – великие творения эволюции, которые торпедировали нас к развитию мышления и возникновению самой цивилизации. Но в какой-то момент и сам язык должен эволюционировать: перейти от естественного к искусственному, в котором по максимуму исправлены ошибки. Альфред Коржибски считал, что для естественного языка характерна двухвалентная аристотелева система оценки всего и всех: либо A, либо не А, и третьего не бывает. Вполне вероятно, что это становится одной из причин неврозов, поскольку реальность устроена намного сложнее. Это несоответствие, конфликт между «категоричностью» языка, мышления, сформированного на такой основе, и реальностью может вызывать те самые болезненные реакции человеческой психики. По этой причине общая семантика прямо связана и со здоровьем человека, хотя это не очевидно на первый взгляд. Нередко ОС даже считают психотерапевтической техникой, при которой эффект достигается за счет улучшенного использования языка.

Опыт субъективен, языковые и культурные различия колоссальны, психологические и нервные реакции индивидуальны. Человеческий опыт всегда фильтруется через лингвистические конструкции, сенсорику и механизмы нервной системы. По этой причине Альфред Коржибски считал основной задачей общей семантики и самого человека развитие в себе навыка «осознания абстрагирования», то есть осознания соотношения образа и реальности («карты» и «территории»). Как это делать на практике? Во-первых, прикладывать мыслительные усилия для того, чтобы постоянно осознавать, насколько языковые и другие факторы влияют на ваше восприятие и оценку реальности, а также взаимодействие с миром. А во-вторых, обратиться к принципам, правилам и даже физически существующим инструментам общей семантики.

Ключевые принципы ОС необходимо знать всем, кто хочет выбрать «красную таблетку» и выйти из «матрицы», чтобы увидеть мир по-новому. Общая семантика – это систематическая методология, которая помогает понять, как каждый из нас относится к окружающей среде, реагирует на мир и свои реакции на мир и людей. Используя эту методологию, любой из нас может исправить ошибки в языке и улучшить свое повседневное поведение и отношения. Ведь язык одновременно является и средством коммуникации, мышления, оценки, конструирования идей и убеждений – и средой, в которой мы существуем.

1. Слово не тождественно вещи, которую оно называет.
Необходимо аккуратно пользоваться понятиями бытийности («быть», «есть», «является») и всегда понимать условность этих слов. В оценках большинства людей превалируют преувеличение и субъективность, в которых проявляется категоричность естественного языка.

2. Карта не есть территория.
Языковой знак не может полностью и адекватно представить соответствующий объект. Языковое выражение не дает полной картины реального явления. Наши модели мира представляют собой всего лишь искаженные репрезентации. Мы получаем информацию через пять чувств, потом она обрабатывается процессами нервной системы, переживает лингвистические преобразования и уже только после этого приходит в наше сознание как знания, мысли и убеждения. Таким образом, объективную реальность, не искаженную языком и процессами тела, мы не переживаем никогда. Никогда.

3. Карта карты также не есть первоначальная карта.
Метаязык не равен языку-объекту. Анализируя естественный язык, мы еще больше удаляемся от реальности, и передать реальность с помощью языка вообще невозможно. Сам Коржибски считал, что достичь истинной объективности можно, лишь в полной тишине указывая пальцем на объекты.

Интересно вот еще что: междисциплинарный британо-американский исследователь Грегори Бейтсон в эссе «Форма, вещество и различие» отметил, что вообще принципиально невозможно знать, что такое сама «территория», на которую составляется «карта». Процесс репрезентации (отражения одного в другом) всегда отфильтровывает ее, так что ментальный мир представляет собой карту карт без конца.

Инструменты общей семантики.

Альфред Коржибски и его последователи разработали и конкретные инструменты для достижения экстенсионализации – перехода от абстрактных понятий к конкретным объектам. Среди этих приемов:

• Добавление к именам индексов и дат.
• Добавление к языковым выражениям etc. (латинское etcetera означает «и так далее») для напоминания о неполноценности языковых выражений. Кстати, именно так, «Etc.», называется журнал международного сообщества общей семантики, который издавался в Чикаго с 1943 года, а сейчас его статьи можно почитать на английском на сайте Института общей семантики.
• Особое использование знаков препинания, в частности, кавычек. По Коржибски, использование кавычек показывает, что мы применяем те или иные слова не для называния конкретных объектов, а говорим в целом, об абстрактных и общих понятиях.

Использование etc. и индексов, по Коржибски, способно избавить человечество от множества предрассудков: если не разрешить, то ослабить такие проблемы, как антисемитизм, расизм, игнорирование того, как меняются убеждения человека во времени и как свойства одного человека отличаются от свойств другого. В качестве совсем простого примера: часто, показывая свою толерантность, говорят, что плохие и хорошие люди есть в любой нации/стране. Но тут же вопросы: а что такое «нация» и «страна»? И как узнать: люди «плохие» и «хорошие» в самом деле или только в сознании оценивающего? Ответить еще сложнее с учетом того, что оценивающий, то есть любой из нас, никогда не обладает всей полнотой информации и никогда не переживает реальность, не искаженную языком и нейропроцессами.

Источник: http://zillion.net/ru/blog/244/obshchaia-siemantika-kotoraia-vyliechit-mir

#Наука #ОбщаяСемантика #tvpeducation из The Venus Project | Образование | Проект Венера
не пропустите
Подписка