популярное

Эта передача из мира животных в озвучке дагестанского комментатора Рамазана Рабаданова определенно сделает ваш день!

14 хитростей с обувью, которые не знала даже Золушка!

Обувь — это вещь, на которой нельзя экономить. Естественно, потратив на обувь приличную сумму, хочется, чтобы она служила дольше. В этом нет ничего зазорного, и лучше носить одну хорошую пару обуви несколько лет, чем менять каждый сезон, покупая более дешевые, но менее качественные туфли или сапоги.

ВСЕ ВЕРНУЛОСЬ ДО МЕЛОЧЕЙ

​– Я должна рассказать тебе что-то важное! – Ния нервно затянулась, подвигая к себе пепельницу – одну из самых востребованных мелочей на их кухне.

В этой подборке мы совместили все: бурную фантазию свадебных фотографов, гениальное мастерство фотошопа и просто неистовые моменты, пожалуй, самого сурового празднования в мире — Русской Свадьбы.

Приятного просмотра :)

Как всего за 15 лет изменилась та самая эфиопская девочка, взятая в семью Анджелиной Джоли

Многодетная мать и любимая жена Бреда Пита, женщина с огромным и любящим сердцем. Являющаяся действующим послом доброй воли ООН.

— Умение отдавать.

Какое умение самое лучшее? — Умение прощать.

Какое умение самое трудное? — Умение молчать.

Какое умение самое важное? — Умение спрашивать.

Какое умение самое нужное? — Умение слушать.

Какая привычка самая неприятная? — Склочность.

Какая привычка самая вредная? — Болтливость.

Какой человек самый сильный?

5 проявлений красоты в женщине

5 стихий, объединенных в одной женщине, - это прекрасно!

«Я за него замуж не выйду!»: певица Азиза отменила свадьбу из-за измены жениха

56-летняя Азиза (Азиза Мухамедова) отказалась выходить замуж за стоматолога Давида Григоряна. Певица приостановила пошив платья стоимостью в 11 миллионов рублей.

Первая леди Азербайджана впечатлила выходом в день своего 56-летия

26 августа Мехрибан Алиева, супруга президента Азербайджана Ильхама Алиева и первый вице-президент отметила 56-й день рождения.

несколько десятков таких зверьков. Приятного ношения.

7 упражнений из йоги для упругих и подтянутых ягодиц

У нас уже было довольно много статей, посвящённых упражнениям для ягодиц. В основном мы рассказывали либо о приседаниях (с весом и без), либо о различных махах. Теперь пришла очередь йоги. Эти упражнения помогут вам обзавестись желаемыми формами без риска получить травму!

Мигель Руис

12 объяснительных от людей, которые выкрутятся из любой ситуации

Остается только понять и простить! Такие "шедевры" смогли сотворить настоящие креатившики.

Я позвонил ей спустя 5 лет...

Как ни странно, но она даже не сменила номер, как будто ждала. Когда она взяла трубку, меня всего бросило в дрожь.

☃️
На улице холодно и сыро, а в Лясах всегда царит атмосфера уюта и веселья!☺🎉

10 правил успеха от Ксении Собчак: «Иногда напоминайте себе, что жизнь конечна»

Можно по-разному относиться к Ксении Собчак, любить или ненавидеть, но нельзя отрицать, что эта женщина сделала себя сама, а ее популярность не сиюминутна, а заработана большим трудом. Вот 10 правил, которые, по словам Ксении, работают всегда и рано или поздно приведут к успеху и вас.

Невероятно трогательно и очень человечно. Как добрые люди помогают окружающим.

К сожалению, многие воспринимают соблюдение норм и правил этикета за столом как нечто зазорное, считая это признаком высоколобых эстетов, которые совсем далеки от реальной жизни. На самом деле основы этикета достаточно просты. Просто сохраните себе эти таблички и запомните простые правила.

Соотношение веса и роста

Сегодня легко определить оптимальность показателей вес/рост, ведь существуют индексы Кетле, Наглера и еще минимум десяток различных методик. Все они учитывают возраст человека, пол и его физиологические особенности. Читайте статью - разбирайтесь со своим телом!

“Даже бедные такое не едят”: Максим Галкин показал, чем Алла Пугачева кормит в отпуске его детей

Максим Галкин не перестает удивлять и вместе с тем радовать своих поклонников новыми видеороликами с участием своей семьи. Подписчики были приятно удивлены тем, что звездное семейство питается простой и доступной едой. Фанаты сделали сюрприз Пугачевой и прислали свое видео, в котором совместили несколько кадров из жизни своего кумира.

Этим котам наплевать на то, что у их хозяев есть потребность в хотя бы небольшом личном пространстве. Хотя некоторые владельцы этих маленьких узурпаторов пытаются их пристыдить, в глубине души они знают, что это неэффективно и, скорее всего, просто приведет к акту мести со стороны своенравных питомцев. Никакой уважающий себя кот не поддержит право человека на личное пространство. Ну а эти питомцы еще и напоминают об этом при каждом удобном случае.

Невероятный сюрприз подкинула фортуна этой женщине в ресторане

Удивительно, какие невероятные сюрпризы подкидывает некоторым людям госпожа Фортуна! Казалось бы, что такого грандиозного может произойти с женщиной, пришедшей в ресторан? Максимум, на что можно рассчитывать — это обходительный персонал, приятная компания и вкусные блюда. Но, как оказалось — это не так.

«Не постеснялась выйти в свет» вдова Олега Табакова с новым возлюбленным

Личная жизнь вдовы О. Табакова бьет ключом. Женщина не постеснялась выйти в свет с новым возлюбленным

  1. Литература

«Свеча горела»

Звонок раздался, когда Андрей Петрович потерял уже всякую надежду.
— Здравствуйте, я по объявлению. Вы даёте уроки литературы?
Андрей Петрович вгляделся в экран видеофона. Мужчина под тридцать. Строго одет — костюм, галстук. Улыбается, но глаза серьёзные. У Андрея Петровича ёкнуло под сердцем, объявление он вывешивал в сеть лишь по привычке.

За десять лет было шесть звонков. Трое ошиблись номером, ещё двое оказались работающими по старинке страховыми агентами, а один попутал литературу с лигатурой.
— Д-даю уроки, — запинаясь от волнения, сказал Андрей Петрович. — Н-на дому. Вас интересует литература?
— Интересует, — кивнул собеседник. — Меня зовут Максим. Позвольте узнать, каковы условия.
«Задаром!» — едва не вырвалось у Андрея Петровича.
— Оплата почасовая, — заставил себя выговорить он. — По договорённости. Когда бы вы хотели начать?
— Я, собственно… — собеседник замялся.
— Первое занятие бесплатно, — поспешно добавил Андрей Петрович. — Если вам не понравится, то…
— Давайте завтра, — решительно сказал Максим. — В десять утра вас устроит? К девяти я отвожу детей в школу, а потом свободен до двух.
— Устроит, — обрадовался Андрей Петрович. — Записывайте адрес.
— Говорите, я запомню.
В эту ночь Андрей Петрович не спал, ходил по крошечной комнате, почти келье, не зная, куда девать трясущиеся от переживаний руки. Вот уже двенадцать лет он жил на нищенское пособие. С того самого дня, как его уволили.
— Вы слишком узкий специалист, — сказал тогда, пряча глаза, директор лицея для детей с гуманитарными наклонностями. — Мы ценим вас как опытного преподавателя, но вот ваш предмет, увы. Скажите, вы не хотите переучиться? Стоимость обучения лицей мог бы частично оплатить. Виртуальная этика, основы виртуального права, история робототехники — вы вполне бы могли преподавать это. Даже кинематограф всё ещё достаточно популярен. Ему, конечно, недолго осталось, но на ваш век… Как вы полагаете?
Андрей Петрович отказался, о чём немало потом сожалел. Новую работу найти не удалось, литература осталась в считанных учебных заведениях, последние библиотеки закрывались, филологи один за другим переквалифицировались кто во что горазд. Пару лет он обивал пороги гимназий, лицеев и спецшкол. Потом прекратил. Промаялся полгода на курсах переквалификации. Когда ушла жена, бросил и их.
Сбережения быстро закончились, и Андрею Петровичу пришлось затянуть ремень. Потом продать аэромобиль, старый, но надёжный. Антикварный сервиз, оставшийся от мамы, за ним вещи. А затем… Андрея Петровича мутило каждый раз, когда он вспоминал об этом — затем настала очередь книг. Древних, толстых, бумажных, тоже от мамы. За раритеты коллекционеры давали хорошие деньги, так что граф Толстой кормил целый месяц. Достоевский — две недели. Бунин — полторы.
В результате у Андрея Петровича осталось полсотни книг — самых любимых, перечитанных по десятку раз, тех, с которыми расстаться не мог. Ремарк, Хемингуэй, Маркес, Булгаков, Бродский, Пастернак… Книги стояли на этажерке, занимая четыре полки, Андрей Петрович ежедневно стирал с корешков пыль.
«Если этот парень, Максим, — беспорядочно думал Андрей Петрович, нервно расхаживая от стены к стене, — если он… Тогда, возможно, удастся откупить назад Бальмонта. Или Мураками. Или Амаду».
Пустяки, понял Андрей Петрович внезапно. Неважно, удастся ли откупить. Он может передать, вот оно, вот что единственно важное. Передать! Передать другим то, что знает, то, что у него есть.
Максим позвонил в дверь ровно в десять, минута в минуту.
— Проходите, — засуетился Андрей Петрович. — Присаживайтесь. Вот, собственно… С чего бы вы хотели начать?
Максим помялся, осторожно уселся на край стула.
— С чего вы посчитаете нужным. Понимаете, я профан. Полный. Меня ничему не учили.
— Да-да, естественно, — закивал Андрей Петрович. — Как и всех прочих. В общеобразовательных школах литературу не преподают почти сотню лет. А сейчас уже не преподают и в специальных.
— Нигде? — спросил Максим тихо.
— Боюсь, что уже нигде. Понимаете, в конце двадцатого века начался кризис. Читать стало некогда. Сначала детям, затем дети повзрослели, и читать стало некогда их детям. Ещё более некогда, чем родителям. Появились другие удовольствия — в основном, виртуальные. Игры. Всякие тесты, квесты… — Андрей Петрович махнул рукой. — Ну, и конечно, техника. Технические дисциплины стали вытеснять гуманитарные. Кибернетика, квантовые механика и электродинамика, физика высоких энергий. А литература, история, география отошли на задний план. Особенно литература. Вы следите, Максим?
— Да, продолжайте, пожалуйста.
— В двадцать первом веке перестали печатать книги, бумагу сменила электроника. Но и в электронном варианте спрос на литературу падал — стремительно, в несколько раз в каждом новом поколении по сравнению с предыдущим. Как следствие, уменьшилось количество литераторов, потом их не стало совсем — люди перестали писать. Филологи продержались на сотню лет дольше — за счёт написанного за двадцать предыдущих веков.
Андрей Петрович замолчал, утёр рукой вспотевший вдруг лоб.
— Мне нелегко об этом говорить, — сказал он наконец. — Я осознаю, что процесс закономерный. Литература умерла потому, что не ужилась с прогрессом. Но вот дети, вы понимаете… Дети! Литература была тем, что формировало умы. Особенно поэзия. Тем, что определяло внутренний мир человека, его духовность. Дети растут бездуховными, вот что страшно, вот что ужасно, Максим!
— Я сам пришёл к такому выводу, Андрей Петрович. И именно поэтому обратился к вам.
— У вас есть дети?
— Да, — Максим замялся. — Двое. Павлик и Анечка, погодки. Андрей Петрович, мне нужны лишь азы. Я найду литературу в сети, буду читать. Мне лишь надо знать что. И на что делать упор. Вы научите меня?
— Да, — сказал Андрей Петрович твёрдо. — Научу.
Он поднялся, скрестил на груди руки, сосредоточился.
— Пастернак, — сказал он торжественно. — Мело, мело по всей земле, во все пределы. Свеча горела на столе, свеча горела…
— Вы придёте завтра, Максим? — стараясь унять дрожь в голосе, спросил Андрей Петрович.
— Непременно. Только вот… Знаете, я работаю управляющим у состоятельной семейной пары. Веду хозяйство, дела, подбиваю счета. У меня невысокая зарплата. Но я, — Максим обвёл глазами помещение, — могу приносить продукты. Кое-какие вещи, возможно, бытовую технику. В счёт оплаты. Вас устроит?
Андрей Петрович невольно покраснел. Его бы устроило и задаром.
— Конечно, Максим, — сказал он. — Спасибо. Жду вас завтра.
— Литература – это не только о чём написано, — говорил Андрей Петрович, расхаживая по комнате. — Это ещё и как написано. Язык, Максим, тот самый инструмент, которым пользовались великие писатели и поэты. Вот послушайте.
Максим сосредоточенно слушал. Казалось, он старается запомнить, заучить речь преподавателя наизусть.
— Пушкин, — говорил Андрей Петрович и начинал декламировать.
«Таврида», «Анчар», «Евгений Онегин».
Лермонтов «Мцыри».
Баратынский, Есенин, Маяковский, Блок, Бальмонт, Ахматова, Гумилёв, Мандельштам, Высоцкий…
Максим слушал.
— Не устали? — спрашивал Андрей Петрович.
— Нет-нет, что вы. Продолжайте, пожалуйста.
День сменялся новым. Андрей Петрович воспрянул, пробудился к жизни, в которой неожиданно появился смысл. Поэзию сменила проза, на неё времени уходило гораздо больше, но Максим оказался благодарным учеником. Схватывал он на лету. Андрей Петрович не переставал удивляться, как Максим, поначалу глухой к слову, не воспринимающий, не чувствующий вложенную в язык гармонию, с каждым днём постигал её и познавал лучше, глубже, чем в предыдущий.
Бальзак, Гюго, Мопассан, Достоевский, Тургенев, Бунин, Куприн. Булгаков, Хемингуэй, Бабель, Ремарк, Маркес, Набоков. Восемнадцатый век, девятнадцатый, двадцатый. Классика, беллетристика, фантастика, детектив. Стивенсон, Твен, Конан Дойль, Шекли, Стругацкие, Вайнеры, Жапризо.
Однажды, в среду, Максим не пришёл. Андрей Петрович всё утро промаялся в ожидании, уговаривая себя, что тот мог заболеть. Не мог, шептал внутренний голос, настырный и вздорный. Скрупулёзный педантичный Максим не мог. Он ни разу за полтора года ни на минуту не опоздал. А тут даже не позвонил. К вечеру Андрей Петрович уже не находил себе места, а ночью так и не сомкнул глаз. К десяти утра он окончательно извёлся, и когда стало ясно, что Максим не придёт опять, побрёл к видеофону.
— Номер отключён от обслуживания, — поведал механический голос.
Следующие несколько дней прошли как один скверный сон. Даже любимые книги не спасали от острой тоски и вновь появившегося чувства собственной никчемности, о котором Андрей Петрович полтора года не вспоминал. Обзвонить больницы, морги, навязчиво гудело в виске. И что спросить? Или о ком? Не поступал ли некий Максим, лет под тридцать, извините, фамилию не знаю?
Андрей Петрович выбрался из дома наружу, когда находиться в четырёх стенах стало больше невмоготу.
— А, Петрович! — приветствовал старик Нефёдов, сосед снизу. — Давно не виделись. А чего не выходишь, стыдишься, что ли? Так ты же вроде ни при чём.
— В каком смысле стыжусь? — оторопел Андрей Петрович.
— Ну, что этого, твоего, — Нефёдов провёл ребром ладони по горлу. — Который к тебе ходил. Я всё думал, чего Петрович на старости лет с этой публикой связался.
— Вы о чём? — у Андрея Петровича похолодело внутри. — С какой публикой?
— Известно с какой. Я этих голубчиков сразу вижу. Тридцать лет, считай, с ними отработал.
— С кем с ними-то? — взмолился Андрей Петрович. — О чём вы вообще говорите?
— Ты что ж, в самом деле не знаешь? — всполошился Нефёдов. — Новости посмотри, об этом повсюду трубят.
Андрей Петрович не помнил, как добрался до лифта. Поднялся на четырнадцатый, трясущимися руками нашарил в кармане ключ. С пятой попытки отворил, просеменил к компьютеру, подключился к сети, пролистал ленту новостей. Сердце внезапно зашлось от боли. С фотографии смотрел Максим, строчки курсива под снимком расплывались перед глазами.
«Уличён хозяевами, — с трудом сфокусировав зрение, считывал с экрана Андрей Петрович, — в хищении продуктов питания, предметов одежды и бытовой техники. Домашний робот-гувернёр, серия ДРГ-439К. Дефект управляющей программы. Заявил, что самостоятельно пришёл к выводу о детской бездуховности, с которой решил бороться. Самовольно обучал детей предметам вне школьной программы. От хозяев свою деятельность скрывал. Изъят из обращения… По факту утилизирован…. Общественность обеспокоена проявлением… Выпускающая фирма готова понести… Специально созданный комитет постановил…».
Андрей Петрович поднялся. На негнущихся ногах прошагал на кухню. Открыл буфет, на нижней полке стояла принесённая Максимом в счёт оплаты за обучение початая бутылка коньяка. Андрей Петрович сорвал пробку, заозирался в поисках стакана. Не нашёл и рванул из горла. Закашлялся, выронив бутылку, отшатнулся к стене. Колени подломились, Андрей Петрович тяжело опустился на пол.
Коту под хвост, пришла итоговая мысль. Всё коту под хвост. Всё это время он обучал робота.
Бездушную, дефективную железяку. Вложил в неё всё, что есть. Всё, ради чего только стоит жить. Всё, ради чего он жил.
Андрей Петрович, превозмогая ухватившую за сердце боль, поднялся. Протащился к окну, наглухо завернул фрамугу. Теперь газовая плита. Открыть конфорки и полчаса подождать. И всё.
Звонок в дверь застал его на полпути к плите. Андрей Петрович, стиснув зубы, двинулся открывать. На пороге стояли двое детей. Мальчик лет десяти. И девочка на год-другой младше.
— Вы даёте уроки литературы? — глядя из-под падающей на глаза чёлки, спросила девочка.
— Что? — Андрей Петрович опешил. — Вы кто?
— Я Павлик, — сделал шаг вперёд мальчик. — Это Анечка, моя сестра. Мы от Макса.
— От… От кого?!
— От Макса, — упрямо повторил мальчик. — Он велел передать. Перед тем, как он… как его…
— Мело, мело по всей земле во все пределы! — звонко выкрикнула вдруг девочка.
Андрей Петрович схватился за сердце, судорожно глотая, запихал, затолкал его обратно в грудную клетку.
— Ты шутишь? — тихо, едва слышно выговорил он.
— Свеча горела на столе, свеча горела, — твёрдо произнёс мальчик. — Это он велел передать, Макс. Вы будете нас учить?
Андрей Петрович, цепляясь за дверной косяк, шагнул назад.
— Боже мой, — сказал он. — Входите. Входите, дети.
© Майк Гелприн, Нью-Йорк («Seagull Magazine», 16.09.2011)
————————————————
Некоторые источники сообщают, что это это пересказанное произведение Айзека Азимова или, что вероятнее, — Рея Брэдбери, написанное около 50 лет назад. из Вероника Тартышная

ТЕГИ:
Книги, читать, Литература
Комментарии
0 комментарии
Комментировать
  1. Фото, Мотиваторы, Подборки

Хаски, бегущая по волнам...

Невероятно красивое зрелище!

Любители Хаски называют их украшением мира собачьего. Они дико харизматичные, энергичные и, ко всему прочему — полезные собаченьки. Об их выносливости и самоотверженности ходят легенды. А их счастливчики хозяева признаются, что с такими собаками точно не соскучишься и тапок не напасешься. Мы на uDuba, впечатлённые Хаски, бегущей по волнам, составили для вас замечательную фотоподборку, где харизма этих замечательных собак просто очевидна! Да сами посмотрите)

ТЕГИ:
породы, Собаки, Хаски, бегущая, волнам
Комментарии (40)
40 комментариев
Комментировать
Саша Манаев
Саша Манаев

У хаски и маламутов глаза часто бывают разного цвета, что не встречается у других лаек! У моего отца были две восточносибирские лайки. Умные как колли и такие же добрые.

AmeliOma Verba
AmeliOma Verba

Красивая собака с эльфийскими глазами

Любов Зотова
Любов Зотова

Розуму в них більше ніж в деяких людських особин.Це точно.

Ehrzhena  Gomboeva
Ehrzhena Gomboeva

Красотуля! !!Правильно плохих пород собак не Бывает....

марина Шатарова
марина Шатарова

марина шатарова хаски -замечательная порода, но это ездовые собаки, требуют физической нагрузки. есть лайки очень похожи на хаски, такие голубые глазки, отличие хвост и характер, ну и конечно лай, хаски не лают, они воют, хаски не сторожа и плохие охотники, если у вас есть возможность кататься на хаски - это ваша порода.

Marina  Reznik
Marina Reznik

Красота! И сразу видно, что эти веселые собаки счастливы!!!

Mary Key
Mary Key

не моя порода, не нравятся

Slava Zimakov
Slava Zimakov

Самое интересное, что порой дворняги - лучшая " порода"!!!

Exile Man
Exile Man

Bu güzel yerde ,o köpekle her şeyden uzak yaşamak insanın ömrünü uzatır her halde.Huzur.

Tereza Chedzhemova
Tereza Chedzhemova

Породистые и дворовые, разницы нет, все хорошие, умные, верные и любимые животные

Женя Пл
Женя Пл

Хаски красивы. Но сейчас на них мода. А мода портит породу.

Lana Knight
Lana Knight

возьмите "дворянку" : они умные, без наследственных проблем, добрые и благодарные !!!!! и бесплатно .. ))

Валентина Саар
Валентина Саар

У моих друзей две таких собаки-красавицы!любят людей выборочно.

Slava Zimakov
Slava Zimakov

Каждая порода хороша по-своему! Как и красива! Собаки становятся умными с нами, ..... А не с ду.....ми! Все зависит от " воспитателя"!!! Собака бывает умнее своего хозяина, а бывает и копия его!!!

Анна Быкадорова
Анна Быкадорова

Умер неск лет назад. Убежал и погулял с дворнягой, подцепил инфекцию, врачи не правильно лечили, началас саркома полового члена. До сих пор вспоминаем как песни пел с нами, обувь мужа всю съел, если он его не брал с собой. Самая добрая порода, они семьянины

Елена Коблева
Елена Коблева

Все собаки замечательные. Но хаски это что-то невероятное! Фото класс! Особенно "хаска в душе", умора просто....

Seda Seda
Seda Seda

А почему был(простите).?

Lana Knight
Lana Knight

плохих пород собак НЕ БЫВАЕТ !!!!! Все собаки -замечательные, если попадают к любящим и заботливым людям!!

Irina Chernetskaya
Irina Chernetskaya

Народ, даже не сомневайтесь! Лучшая порода, серьезно. Всю жизнь с собаками, последние десять лет с двумя хасками, которые подарили нам 20 самых сладких хасят:)))

Показать больше комментариев
Подписка