популярное

12 признаков, что вы созданы друг для друга

Птицы и небо. Рыбы и море. Носки и ботинки. Хлеб и масло. Признаем: некоторые вещи просто созданы друг для друга. То же самое мы часто говорим и о людях. О том, кого мы мечтаем однажды встретить. А вы встретили своего? Да, если…

Сильная молитва о здоровье ребенка!

Дети — это самое важное и дорогое, что у нас есть! Ведь дети — смысл нашей жизни, наше ясное солнышко, дорогое сокровище! Каждая женщина желает, чтобы у ее ребенка все было хорошо! Так пусть же везде и всюду Бог хранит наших детей!

Каждый раз перед праздниками мы задаёмся вопросом: «Что подарить?» Редакция uDuba.com уверена, что лучшие подарки - те, что сделаны своими руками, ведь только так можно вложить душу в презент.

Прикольное стихотворение о мужьях подруг

Лучшего за последнее время не читала! До слез! 🙂

15 фотографий животных в утробе матери

Это же настоящее чудо!

12 богатых знаменитостей, которые не сорят деньгами

Многим из нас кажется, что большое состояние непременно связано с шикарными домами, автомобилями класса люкс и другими атрибутами роскоши. Но не всегда деньги радикально меняют жизнь человека и его самого.

Рейтинг собак по интеллекту: самая точная градация от Стенли Корена

Какой бы породы ни была собака, она всё равно предана хозяину, но интеллектуальные способности у собак разные. В 1994 году канадский профессор Стенли Корен составил шкалу интеллекта собак. uDuba.com расскажет, какие собаки признаны самыми умными, а какие просто радуют глаз.

35 шикарных снимков, сделанных в нужный момент

Время и ракурс решают всё.

20 поразительных снимков, которые вам точно не показывали в школе

Мы привыкли воспринимать известных исторических личностей в каком-то определенном возрасте, когда они находились на пике славы. И даже трудно поверить, что когда-то они были молоды или, наоборот, стары, занимались совершенно обывательскими вещами или имели другую профессию.

Как воспитать умного ребенка: 6 советов от Максима Поташева

Магистр игры «Что? Где? Когда?» и отец троих детей Максим Поташев не знает ни одного способа вырастить гения. А вот как привить ребенку тягу к саморазвитию – рассказывает.

Любить взрослую женщину теперь не стыдно, а модно

Почему миллионеры выбирают взрослых женщин? Дело в том, что...

Женщина, которую не любишь…

Жить с женщиной, которую не любишь намного комфортнее, спокойнее и проще чем с той, к которой пылаешь всеми цветами радуги.

Двое детей гуляли в лесу и случайно увидели яму…

Двоюродные братья Тайлер и Юджин гуляли по лесистой местности, как вдруг заметили, что на тропинке лежит старый дорожный знак. Тайлер пнул знак и увидел яму в земле.

Самая татуированная невеста

7000 различных сережек, булаков и прочих металлических предметов в теле Мисс Дэвилсон, которая является самой татуированной женщиной. Последней железкой на ее теле должно стать обручальное кольцо.

Как сложилась судьба легендарной Анжелики, настоящего секс-символа эпохи

Фильмы о невероятных приключениях Анжелики вышли на экран в 1960-х годах и произвели эффект разорвавшейся бомбы.
Тысячи зрителей по всему миру с замиранием сердца следили за невероятными любовными перипетиями очаровательной маркизы ангелов.

Позвольте Вселенной ответить на ваш вопрос

Так много вопросов и так мало ответов… Бывает, что на протяжении долгого времени мучает какой-то вопрос, сомнение, которое никак не дает покоя. Анализируешь плюсы и минусы, но всё равно не можешь принять правильное решение. Вернее, просто не знаешь, как правильно.

5 женских имен с самой сильной энергетикой

Мы выбрали 5 самых энергетически сильных русских имен. Недаром они делают своих обладательниц счастливее и успешнее!

Начинайте каждое утро с этого упражнения и осиная талия вам обеспечена

Лишь одно упражнение, но оказывает сногсшибательный эффект: «осиная» талия и плоский живот — всего за три недели, при этом огромная польза для здоровья!

20 фотографий о том, как удивителен наш мир

Мамино солнышко😊

15 роскошных женщин, которых признали самыми красивыми на рубеже 19–20 веков

Есть то, что было и остается популярным, несмотря смену веяний моды: утонченные черты лица, изящная фигура, женственность. Именно этими характеристиками обладают эти героини.

5 запахов, которые способны исцелять

Еще в древности люди использовали ароматические масла. Сегодня их целебные свойства подтверждают ученые.

Сладкий сливовый клафути

Клафути - очень нежный и вкусный десерт. Готовить мы его будем со сливами и получится он пышным, очень ароматным и сытным! Всем любителям сладкого клафути придется по душе, а гости будут спрашивать рецепт.

3 женских знака Зодиака - настоящие похитительницы мужчин

Астрологи представили ТОП-3 знаков зодиака, представительницы которых больше остальных притягивают противоположный пол и обладают самым высоким уровнем обаяния. Эти девушки способны свести с ума любого мужчину, умеют преподнести себя и с первого взгляда очаровывают и завораживают. Даже мимолетная встреча с ними оставит след в памяти человека.

Мужчина решил сделать фотосессию с беременной женой. Когда она разделась, фотограф обомлел…

А ведь никогда бы не подумал!

Фатальные ошибки в отношениях, которые приведут к разрыву

Семья – это лодка, плывущая по бурлящей и извилистой реке жизни. Пара – это два гребца, что держат по веслу. Взаимоотношения – это то, как гребут эти гребцы. Слаженно и синхронно или как в басне Крылова «Лебедь, щука и рак» каждый в свою сторону.

За четыре моря: с чем столкнулись звезды, связавшие жизнь с иностранцами?

Я об этом даже не догадывалась!

Учитесь отпускать…

Важно уметь отпускать ситуации, в которых вы зависли слишком надолго, людей, прошлые отношения, и все, что может помешать вам двигаться дальше!

  1. Литература

«Свеча горела»

Звонок раздался, когда Андрей Петрович потерял уже всякую надежду.
— Здравствуйте, я по объявлению. Вы даёте уроки литературы?
Андрей Петрович вгляделся в экран видеофона. Мужчина под тридцать. Строго одет — костюм, галстук. Улыбается, но глаза серьёзные. У Андрея Петровича ёкнуло под сердцем, объявление он вывешивал в сеть лишь по привычке.

За десять лет было шесть звонков. Трое ошиблись номером, ещё двое оказались работающими по старинке страховыми агентами, а один попутал литературу с лигатурой.
— Д-даю уроки, — запинаясь от волнения, сказал Андрей Петрович. — Н-на дому. Вас интересует литература?
— Интересует, — кивнул собеседник. — Меня зовут Максим. Позвольте узнать, каковы условия.
«Задаром!» — едва не вырвалось у Андрея Петровича.
— Оплата почасовая, — заставил себя выговорить он. — По договорённости. Когда бы вы хотели начать?
— Я, собственно… — собеседник замялся.
— Первое занятие бесплатно, — поспешно добавил Андрей Петрович. — Если вам не понравится, то…
— Давайте завтра, — решительно сказал Максим. — В десять утра вас устроит? К девяти я отвожу детей в школу, а потом свободен до двух.
— Устроит, — обрадовался Андрей Петрович. — Записывайте адрес.
— Говорите, я запомню.
В эту ночь Андрей Петрович не спал, ходил по крошечной комнате, почти келье, не зная, куда девать трясущиеся от переживаний руки. Вот уже двенадцать лет он жил на нищенское пособие. С того самого дня, как его уволили.
— Вы слишком узкий специалист, — сказал тогда, пряча глаза, директор лицея для детей с гуманитарными наклонностями. — Мы ценим вас как опытного преподавателя, но вот ваш предмет, увы. Скажите, вы не хотите переучиться? Стоимость обучения лицей мог бы частично оплатить. Виртуальная этика, основы виртуального права, история робототехники — вы вполне бы могли преподавать это. Даже кинематограф всё ещё достаточно популярен. Ему, конечно, недолго осталось, но на ваш век… Как вы полагаете?
Андрей Петрович отказался, о чём немало потом сожалел. Новую работу найти не удалось, литература осталась в считанных учебных заведениях, последние библиотеки закрывались, филологи один за другим переквалифицировались кто во что горазд. Пару лет он обивал пороги гимназий, лицеев и спецшкол. Потом прекратил. Промаялся полгода на курсах переквалификации. Когда ушла жена, бросил и их.
Сбережения быстро закончились, и Андрею Петровичу пришлось затянуть ремень. Потом продать аэромобиль, старый, но надёжный. Антикварный сервиз, оставшийся от мамы, за ним вещи. А затем… Андрея Петровича мутило каждый раз, когда он вспоминал об этом — затем настала очередь книг. Древних, толстых, бумажных, тоже от мамы. За раритеты коллекционеры давали хорошие деньги, так что граф Толстой кормил целый месяц. Достоевский — две недели. Бунин — полторы.
В результате у Андрея Петровича осталось полсотни книг — самых любимых, перечитанных по десятку раз, тех, с которыми расстаться не мог. Ремарк, Хемингуэй, Маркес, Булгаков, Бродский, Пастернак… Книги стояли на этажерке, занимая четыре полки, Андрей Петрович ежедневно стирал с корешков пыль.
«Если этот парень, Максим, — беспорядочно думал Андрей Петрович, нервно расхаживая от стены к стене, — если он… Тогда, возможно, удастся откупить назад Бальмонта. Или Мураками. Или Амаду».
Пустяки, понял Андрей Петрович внезапно. Неважно, удастся ли откупить. Он может передать, вот оно, вот что единственно важное. Передать! Передать другим то, что знает, то, что у него есть.
Максим позвонил в дверь ровно в десять, минута в минуту.
— Проходите, — засуетился Андрей Петрович. — Присаживайтесь. Вот, собственно… С чего бы вы хотели начать?
Максим помялся, осторожно уселся на край стула.
— С чего вы посчитаете нужным. Понимаете, я профан. Полный. Меня ничему не учили.
— Да-да, естественно, — закивал Андрей Петрович. — Как и всех прочих. В общеобразовательных школах литературу не преподают почти сотню лет. А сейчас уже не преподают и в специальных.
— Нигде? — спросил Максим тихо.
— Боюсь, что уже нигде. Понимаете, в конце двадцатого века начался кризис. Читать стало некогда. Сначала детям, затем дети повзрослели, и читать стало некогда их детям. Ещё более некогда, чем родителям. Появились другие удовольствия — в основном, виртуальные. Игры. Всякие тесты, квесты… — Андрей Петрович махнул рукой. — Ну, и конечно, техника. Технические дисциплины стали вытеснять гуманитарные. Кибернетика, квантовые механика и электродинамика, физика высоких энергий. А литература, история, география отошли на задний план. Особенно литература. Вы следите, Максим?
— Да, продолжайте, пожалуйста.
— В двадцать первом веке перестали печатать книги, бумагу сменила электроника. Но и в электронном варианте спрос на литературу падал — стремительно, в несколько раз в каждом новом поколении по сравнению с предыдущим. Как следствие, уменьшилось количество литераторов, потом их не стало совсем — люди перестали писать. Филологи продержались на сотню лет дольше — за счёт написанного за двадцать предыдущих веков.
Андрей Петрович замолчал, утёр рукой вспотевший вдруг лоб.
— Мне нелегко об этом говорить, — сказал он наконец. — Я осознаю, что процесс закономерный. Литература умерла потому, что не ужилась с прогрессом. Но вот дети, вы понимаете… Дети! Литература была тем, что формировало умы. Особенно поэзия. Тем, что определяло внутренний мир человека, его духовность. Дети растут бездуховными, вот что страшно, вот что ужасно, Максим!
— Я сам пришёл к такому выводу, Андрей Петрович. И именно поэтому обратился к вам.
— У вас есть дети?
— Да, — Максим замялся. — Двое. Павлик и Анечка, погодки. Андрей Петрович, мне нужны лишь азы. Я найду литературу в сети, буду читать. Мне лишь надо знать что. И на что делать упор. Вы научите меня?
— Да, — сказал Андрей Петрович твёрдо. — Научу.
Он поднялся, скрестил на груди руки, сосредоточился.
— Пастернак, — сказал он торжественно. — Мело, мело по всей земле, во все пределы. Свеча горела на столе, свеча горела…
— Вы придёте завтра, Максим? — стараясь унять дрожь в голосе, спросил Андрей Петрович.
— Непременно. Только вот… Знаете, я работаю управляющим у состоятельной семейной пары. Веду хозяйство, дела, подбиваю счета. У меня невысокая зарплата. Но я, — Максим обвёл глазами помещение, — могу приносить продукты. Кое-какие вещи, возможно, бытовую технику. В счёт оплаты. Вас устроит?
Андрей Петрович невольно покраснел. Его бы устроило и задаром.
— Конечно, Максим, — сказал он. — Спасибо. Жду вас завтра.
— Литература – это не только о чём написано, — говорил Андрей Петрович, расхаживая по комнате. — Это ещё и как написано. Язык, Максим, тот самый инструмент, которым пользовались великие писатели и поэты. Вот послушайте.
Максим сосредоточенно слушал. Казалось, он старается запомнить, заучить речь преподавателя наизусть.
— Пушкин, — говорил Андрей Петрович и начинал декламировать.
«Таврида», «Анчар», «Евгений Онегин».
Лермонтов «Мцыри».
Баратынский, Есенин, Маяковский, Блок, Бальмонт, Ахматова, Гумилёв, Мандельштам, Высоцкий…
Максим слушал.
— Не устали? — спрашивал Андрей Петрович.
— Нет-нет, что вы. Продолжайте, пожалуйста.
День сменялся новым. Андрей Петрович воспрянул, пробудился к жизни, в которой неожиданно появился смысл. Поэзию сменила проза, на неё времени уходило гораздо больше, но Максим оказался благодарным учеником. Схватывал он на лету. Андрей Петрович не переставал удивляться, как Максим, поначалу глухой к слову, не воспринимающий, не чувствующий вложенную в язык гармонию, с каждым днём постигал её и познавал лучше, глубже, чем в предыдущий.
Бальзак, Гюго, Мопассан, Достоевский, Тургенев, Бунин, Куприн. Булгаков, Хемингуэй, Бабель, Ремарк, Маркес, Набоков. Восемнадцатый век, девятнадцатый, двадцатый. Классика, беллетристика, фантастика, детектив. Стивенсон, Твен, Конан Дойль, Шекли, Стругацкие, Вайнеры, Жапризо.
Однажды, в среду, Максим не пришёл. Андрей Петрович всё утро промаялся в ожидании, уговаривая себя, что тот мог заболеть. Не мог, шептал внутренний голос, настырный и вздорный. Скрупулёзный педантичный Максим не мог. Он ни разу за полтора года ни на минуту не опоздал. А тут даже не позвонил. К вечеру Андрей Петрович уже не находил себе места, а ночью так и не сомкнул глаз. К десяти утра он окончательно извёлся, и когда стало ясно, что Максим не придёт опять, побрёл к видеофону.
— Номер отключён от обслуживания, — поведал механический голос.
Следующие несколько дней прошли как один скверный сон. Даже любимые книги не спасали от острой тоски и вновь появившегося чувства собственной никчемности, о котором Андрей Петрович полтора года не вспоминал. Обзвонить больницы, морги, навязчиво гудело в виске. И что спросить? Или о ком? Не поступал ли некий Максим, лет под тридцать, извините, фамилию не знаю?
Андрей Петрович выбрался из дома наружу, когда находиться в четырёх стенах стало больше невмоготу.
— А, Петрович! — приветствовал старик Нефёдов, сосед снизу. — Давно не виделись. А чего не выходишь, стыдишься, что ли? Так ты же вроде ни при чём.
— В каком смысле стыжусь? — оторопел Андрей Петрович.
— Ну, что этого, твоего, — Нефёдов провёл ребром ладони по горлу. — Который к тебе ходил. Я всё думал, чего Петрович на старости лет с этой публикой связался.
— Вы о чём? — у Андрея Петровича похолодело внутри. — С какой публикой?
— Известно с какой. Я этих голубчиков сразу вижу. Тридцать лет, считай, с ними отработал.
— С кем с ними-то? — взмолился Андрей Петрович. — О чём вы вообще говорите?
— Ты что ж, в самом деле не знаешь? — всполошился Нефёдов. — Новости посмотри, об этом повсюду трубят.
Андрей Петрович не помнил, как добрался до лифта. Поднялся на четырнадцатый, трясущимися руками нашарил в кармане ключ. С пятой попытки отворил, просеменил к компьютеру, подключился к сети, пролистал ленту новостей. Сердце внезапно зашлось от боли. С фотографии смотрел Максим, строчки курсива под снимком расплывались перед глазами.
«Уличён хозяевами, — с трудом сфокусировав зрение, считывал с экрана Андрей Петрович, — в хищении продуктов питания, предметов одежды и бытовой техники. Домашний робот-гувернёр, серия ДРГ-439К. Дефект управляющей программы. Заявил, что самостоятельно пришёл к выводу о детской бездуховности, с которой решил бороться. Самовольно обучал детей предметам вне школьной программы. От хозяев свою деятельность скрывал. Изъят из обращения… По факту утилизирован…. Общественность обеспокоена проявлением… Выпускающая фирма готова понести… Специально созданный комитет постановил…».
Андрей Петрович поднялся. На негнущихся ногах прошагал на кухню. Открыл буфет, на нижней полке стояла принесённая Максимом в счёт оплаты за обучение початая бутылка коньяка. Андрей Петрович сорвал пробку, заозирался в поисках стакана. Не нашёл и рванул из горла. Закашлялся, выронив бутылку, отшатнулся к стене. Колени подломились, Андрей Петрович тяжело опустился на пол.
Коту под хвост, пришла итоговая мысль. Всё коту под хвост. Всё это время он обучал робота.
Бездушную, дефективную железяку. Вложил в неё всё, что есть. Всё, ради чего только стоит жить. Всё, ради чего он жил.
Андрей Петрович, превозмогая ухватившую за сердце боль, поднялся. Протащился к окну, наглухо завернул фрамугу. Теперь газовая плита. Открыть конфорки и полчаса подождать. И всё.
Звонок в дверь застал его на полпути к плите. Андрей Петрович, стиснув зубы, двинулся открывать. На пороге стояли двое детей. Мальчик лет десяти. И девочка на год-другой младше.
— Вы даёте уроки литературы? — глядя из-под падающей на глаза чёлки, спросила девочка.
— Что? — Андрей Петрович опешил. — Вы кто?
— Я Павлик, — сделал шаг вперёд мальчик. — Это Анечка, моя сестра. Мы от Макса.
— От… От кого?!
— От Макса, — упрямо повторил мальчик. — Он велел передать. Перед тем, как он… как его…
— Мело, мело по всей земле во все пределы! — звонко выкрикнула вдруг девочка.
Андрей Петрович схватился за сердце, судорожно глотая, запихал, затолкал его обратно в грудную клетку.
— Ты шутишь? — тихо, едва слышно выговорил он.
— Свеча горела на столе, свеча горела, — твёрдо произнёс мальчик. — Это он велел передать, Макс. Вы будете нас учить?
Андрей Петрович, цепляясь за дверной косяк, шагнул назад.
— Боже мой, — сказал он. — Входите. Входите, дети.
© Майк Гелприн, Нью-Йорк («Seagull Magazine», 16.09.2011)
————————————————
Некоторые источники сообщают, что это это пересказанное произведение Айзека Азимова или, что вероятнее, — Рея Брэдбери, написанное около 50 лет назад. из Вероника Тартышная

ТЕГИ:
Книги, читать, Литература
Комментарии
0 комментарии
Комментировать
  1. Литература

«Телефон доверия»

- А… алло, это телефон доверия?
- Слушаю вас.
- Я… понимаете, я хочу покончить жизнь самоубийством.
- От вас жена ушла?

- Как вы догадались?
- Ну вы же не первый сюда звоните.
- Д-да… да, конечно, вы правы… То есть, на самом деле, она давно ушла, четыре года уже…

- И что ж вы только сейчас надумали?

- Вы понимаете, сегодня мой день рожденья… Ну то есть был, то есть вчера – сейчас ведь уже заполночь…
- Без четверти два, если быть точным.
- Да… И вот сегодня, то есть вчера, мне исполнилось сорок лет…
- Поздравляю.

- Не с чем тут поздравлять… Я весь вечер просто просидел на кухне. У меня и гостей-то не было…
- Не звали, или не пришли?

- Да некого мне звать! Жена ушла, нового никого с тех пор… как-то не сложилось… друзей в общем-то тоже нет… с работы, что ли, кого? Как будто мне там эти рожи не опостылели… никто там, кстати, даже и не вспомнил, что у меня юбилей…

- Стало быть, с карьерой у вас тоже не сложилось.

- Да какая там карьера! Сижу там каждый день, как проклятый, с девяти до шести, а меня до сих пор воспринимают, как мальчика на побегушках! Илья, сделай то, Илья, сбегай туда… поксерь эти бумаги и отнеси Петру Егорычу… У Петра Егорыча, между прочим, для этого секретарша есть! Дура двадцатилетняя с наштукатуренной мордой… Мой начальник на четыре года моложе меня и говорит мне “ты", а я ему – на “вы" и по отчеству…

- Ну хорошо.
- В смысле, что сделал? Говорю же, работаю там каждый день, как…
- Это я понял. Вы приходите на работу, которую терпеть не можете – поправьте меня, если я ошибаюсь…
- Ненавижу!

- Ну еще бы. Приходите и тупо отсиживаете от сих и до сих, мечтая, чтобы день поскорее закончился. Никакой инициативы, естественно, не проявляете, планами и перспективами не интересуетесь, любое поручение воспринимаете, как наказание, а не как повод проявить себя – не говоря уже о том, чтобы выйти на начальство с собственными идеями. Творческий подход вам чужд. Так чего ж вы хотите? По-моему, отношение к вам как к работнику – вполне адекватное.

- Просто мне не повезло с работой.
- Так за чем же дело стало? На свете тысячи профессий. И миллионы рабочих мест.
- Да, но… в сорок лет как-то поздно начинать все сначала.
- Что же мешало вам подумать об этом раньше?

- Ну, я не знаю… привык как-то… надеялся, что-то еще изменится…
- Надеялись, но ничего не предпринимали. Ясно. Жена вас только поэтому бросила, или и другие причины были?
- Ну, поэтому тоже… Чего ты, говорит, добился, работаешь за гроши, повышения и то попросить не можешь… другие каждый год в тропиках отдыхают, а у нас даже дачи в Подмосковье нет… машина – старый “жигуль", да и тот ты разбить умудрился…

- Разбили?
- Ну джип передо мной встал как вкопанный, а я что сделаю? Так и влетел ему в зад… а гаишникам что, кто сзади, тот и виновник… еле расплатился… А “жигуль" так и ржавеет битый под окнами, и не продашь его, и починить не на что, не говоря о том, чтоб новый купить…

- Четыре года?
- Почти пять уже…

- И за это время вы не только не смогли скопить денег на новую машину, но и не пытались найти более денежную работу? Да и за все предыдущие годы тоже…
- Ну, вы же знаете, в какой стране мы живем!

- Знаю. Некоторые жители этой страны к сорока годам стали миллиардерами.
- Ага, а скольких при этом убили?

- Среди кандидатов в миллиардеры или среди людей, способных заработать хотя бы на “Форд", извиняюсь, “Фокус"?
- Ну нету у меня способностей к бизнесу… не всем дано.
- Понятно. Значит, работать под чужим началом вы не умеете, начать свое собственное дело не можете. Ну а что вам дано, в таком случае?

- В смысле?
- В прямом. Хоть какие-то таланты у вас имеются? Пусть даже коммерчески невостребованные.
- Н-ну… я не знаю…
- Может, вы стихи пишете?
- В институте писал, потом забросил…
- Прочтите что-нибудь.
- Ну, я уже не помню… ну… вот, например:

Когда гуляли с тобой
Мы под полной луной,
И полночная звезда
Глядела с неба на тебя…

- Ясно. Достаточно. Ну, про музыку и живопись я уже и не спрашиваю… Это вы будущей жене такое писали?
- Н-нет… была другая девушка, одногруппница… я, по правде сказать, тогда так и не решился с ней объясниться…
- Ясно. И ни под какой звездой вы с ней тоже не гуляли. А с будущей женой вас, очевидно, мама познакомила?
- А вот и нет! Ну то есть не совсем… тетя.

- Итак, жена бросила вас потому, что вы – тряпка и размазня без каких-либо заметных способностей, будь то в возвышенных или в практических областях. Это все, или есть еще причины? Лысина, дурной запах изо рта или от ног?

- Откуда вы…
- Опыт, Илья, опыт. Знаете, сколько таких историй я уже выслушал? Ну давайте, договаривайте уж до конца. Раз позвонили, то нечего скрытничать. Вы импотент, не так ли?
- Нет! Ну то есть не совсем… ЭТО-то я могу, а вот детей у нас никак не получалось… Доктор жене сказал – с ее стороны все в порядке…

- А вам что сказал доктор? Вы обследовались?
- Вы понимаете, я с детства ужасно боюсь ходить по врачам…
- Понимаю. Знаете, в чем ваша главная проблема, Илья?
- В чем?
- В том, что вы лузер. Классический и безнадежный.
- Кто?

- Господи, вы и английского не знаете? Loser. На русский это слово обычно переводят как “неудачник", но это в корне неверный перевод, демонстрирующий, кстати, всю разницу между западным и российским менталитетом. “Лузер" происходит от глагола to lose – “проигрывать".

Проигравший всегда знает, что сам виноват в своем проигрыше, и окружающие это знают, и относятся соответствующе. И поэтому, кстати, западный проигравший сохраняет шанс добиться выигрыша в будущем. Но у русских не так. “Неудачник" происходит от слова “удача". Русские во всем винят слепой случай, рок, фатум, обстоятельства, ближних, дальних, работу, природу, весь мир – но только не самих себя! И вместо того, чтобы пытаться что-то реально исправить, они будут умиляться собственной непутевостью, жрать водку и читать Достоевского!

- Я не пью водку! Ну чуть-чуть разве что… когда на работе что-нибудь отмечают и всем наливают…
- Но уж Достоевского-то любите.
- Да, люблю!

- Ну еще бы. Ведь он писал о таких, как вы. И к тому же так приятно ощущать себя интеллигентным человеком, не имея за душой никаких реальных достижений. Только видите ли в чем дело, Илья. В XIX веке вы были нужны хотя бы Достоевскому. Сейчас – вообще никому. Абсолютно. Вы – нуль. Ничтожество. Пустое место.
- И… это говорите мне вы? Сотрудник телефона доверия? Я думал…

- Вы думали, что вас тут будут утешать и отговаривать?

Вы позвонили, чтобы услышать сладкую ложь вместо правды? Странные у вас представления о доверии… Собственно, вы и врачей боитесь по той же причине. И, что самое интересное, я ведь не сказал вам ничего нового. Вы же позвонили потому, что сами поняли свою никчемность по всем статьям. Точнее, поняли вы это давно, ну а признали только тогда, когда вам стукнул сороковник.

Вот, кстати, еще одна классическая глупая пошлость у таких, как вы – привязывать оценки своей жизни к круглым датам. Да какое значения имеют эти цифры, круглые лишь потому, что у нас на руках по десять пальцев? Если человек ничего из себя не представляет в возрасте тридцать девять лет одиннадцать месяцев двадцать дней – неужели надо ждать еще десять дней, чтобы признать его жизнь провальной? Неужели за эти дни что-то изменится? Вы ведь сами сказали – вам уже поздно пытаться начать жизнь заново. Не могу с этим не согласиться.

- И что же по-вашему… мне и в самом деле стоит… ну…
- Вы с этого и начали разговор, не так ли? Впрочем, нет, не так. У вас кишка тонка даже на это. Настоящие самоубийцы никому не звонят посреди ночи, даже записки редко оставляют – они просто идут и делают свое дело. А истеричные психопаты и ничтожества, неспособные обратить на себя внимание ничем иным, поднимают шум на всю округу: “Ах, смотрите, смотрите, мне плохо!

Ах, жалейте, утешайте меня, не то я с собой что-то сделаю!" Только ничего вы не сделаете. Поговорив со мной, вы уляжетесь в свою одинокую постельку и до утра будете жалеть себя, а утром с больной головой опять потащитесь в ненавистный офис, чтобы делать там работу за директорскую секретаршу, которую вы ненавидите и считаете дешевой шлюхой потому, что она никогда не даст такому, как вы.

Описать вам дальнейшие перспективы, Илья?

Впереди у вас – ничего, кроме одинокой старости. Без семьи, без друзей, без любимого дела. Без денег, что весьма немаловажно. И без приличного здоровья, учитывая ваше отношение к медицине и отсутствие силы воли, необходимой для поддержания себя в форме. И вы все это понимаете не хуже меня. Но, тем не менее, не сделаете то единственное разумное, что еще можете сделать. Потому что вы трус.

- А вот и сделаю! Сделаю, черт бы вас побрал! И моя смерть будет на вашей совести!
- Ну разумеется, пенять на зеркало – как это умно и оригинально…

- Я уже влез на стул! Послушайте… я понял, это такая шоковая психотерапия, да? Сейчас вы скажете, что на самом деле не все так плохо? Только говорите скорее, потому что я и в самом деле стою на стуле с петлей на шее…
- Никакой психотерапии. Терапия в вашем случае бессильна. Советую проверить прочность веревки. Будет очень обидно упасть и сломать себе копчик.

- Я сделаю это! На самом деле сделаю! Считаю до трех! Раз… Ну? Два-а-а… А, будь оно все проклято! Три!

Шум падающего стула и почти сразу за ним – короткий стук ударившейся об пол трубки. Я знаю, это не инсценировка. Я плавно опускаю трубку на рычаг.

Ну да, номер моего телефона всего одной цифрой отличается от телефона доверия. И я чертовски не люблю, когда меня будят звонками по ночам.


(с) Юрий Нестеренко, "Телефон доверия"

Вас также могут заинтересовать статьи:

Никогда ни о чём не жалейте...
Не так страшна человеку беда, которая случилась
Письмо Богу
ТЕГИ:
Рассказ, Литература
Комментарии (50)
50 комментариев
Комментировать
ReginaGrinker
ReginaGrinker

This can be considered literature? This piece is beyond unhuman .Dostoyevski is admired in the whole world ,staged in the best performing theatres all over the world because he is talking about losers? Not because he is the biggest humanitarian of the millennium ? You ,guys ,are losing it ,really ..... Bring back the censorship, If this is literature ,you really need it!!!

Igor Petukhov
Igor Petukhov

Вот странная история: пытался увидеть себя в этом несчастном, и даже где-то вышло... но в итоге решил, что это не совсем я... а человека всё равно жалко... отсутствие мотивации в жизни? ген хронической усталости? ...

Korlan  Ilyassova
Korlan Ilyassova

Дело не в начальнике, а в самом человеке. Нет у него уверенности, живет по течению, всего боится, поэтому такой и конец.

Elisheva Marina Smulevich
Elisheva Marina Smulevich

если человек хотя бы "просто" говорит о самоубийстве нельзя отрицать того что он сделает это.сама мысль уже делает его потенциальным самоубийцей.а если уж обстоятельства и дальше подтолкнут то и все возможно состоится.нельзя к словам о самоубийстве относится с пренебрежением.как бы не было поздно....

Tetyana Kyyanova
Tetyana Kyyanova

У немцев начальники и сотрудники говорят "ты".Очень удобно.Нет унизительного "подчинённыи"

Sofia Skudina
Sofia Skudina

Если начальник называет всех на "ты", это говорит об отсутствии у него воспитания и дурных манерах, ну что тут поделаешь))))

Lilia  Martynova
Lilia Martynova

У нас все на ты, независимо от возраста, начальницу по имени

Володимир Сук
Володимир Сук

Если бы тот, кто это писал хотя бы раз в реальности услышал, то , о чем он написал, он бы так не писал.

Elena Golubeva
Elena Golubeva

Вообще- то не очень. Жизнь - это радость. Товарищи! Идите плавать в бассейн и никакие глупости не придут к вам в голову. Завтра - потрясающий футбол. Каждый день дарит радость. Покорми уличного кота, поговори с ним - и будет тебе счастье.

Svetlana Lozovator
Svetlana Lozovator

Вообще-то смысл здесь не в начальнике

Ирина Алферова
Ирина Алферова

Выражение «Иду на вы» означает предупреждение о начале активных действий против недруга, объявление намерений вступить в борьбу с кем-либо. Легендарное словосочетание сохранило свое первоначальное значение, хотя история происхождения относится к временам Древней Руси.

Maxim Khantaev
Maxim Khantaev

я всех всегда на ты. Вручее либезение. по-любому никто никого никогда не уважает, так нефиг и вид делать.

Sohiev  Alan
Sohiev Alan

Потерпите, такие начальники долго не выдержат.

Dmitry  Evgrafov
Dmitry Evgrafov

Я увидев картинку, где мужик с петлей стоит, представил себе Гаагский суд 2018 год: "Проверка снаряжения перед казнью Путина"!

Айманша Айманша
Айманша Айманша

Наверное, написали по-длиннее, чтобы очередной не "надумал" способы суицида... Если хотите спасать кого-то, пишите коротко, время не терпит!!!

Svetlana  Revchun
Svetlana Revchun

Если эта мысль поселилась в голове человека, он будет повторять это ещё ещё. Надо консультация психиатра

Denis Chirkov
Denis Chirkov

И не лень же комуто эту херь сочинять?

Кира Мартьянова
Кира Мартьянова

Классный рассказ! Для тех, кто видит мир объём нам, а не плоским и однозначным.

Elina  Tsvetkova
Elina Tsvetkova

Ай молодца! Респектую - отличный рассказ о неудачниках!

Aynura Agayeva
Aynura Agayeva

Эта статья не стоила потрачено на ее прочтения времени....

Татьяна Шатовская
Татьяна Шатовская

А ведь ничего просто так не происходит и бумеранги возвращаются. Лузеров жалеть глупо, но убивать...А вдруг и к тебе судьба развернется .....?

Leorita Rodov
Leorita Rodov

Да, очень злой автор. Циничный эгоист. Нарцис. Гадость редкая этот рассказ. С такими лучше не пересекаться...

Георгий Абуткин
Георгий Абуткин

У меня телефон доверия вызывает большие сомнения. Как можно доверять людям, которых не видишь? Этот телефон могут использовать преступники.

Ludmila Shifrin
Ludmila Shifrin

Садист, блин! Подумаешь, разбудили его!

Elena  Baday
Elena Baday

легко выглядеть крутым на фоне кого-то... рассказ прикольный очень... хочется только одного: чтоб когда-то сам умник оказался близок к телефону доверия по поводу своего возможного суицида. . и кто знает, вдруг ему повезет...

Vera Kirillova
Vera Kirillova

С некоторыми так и стоит говорить,чтобы они увидели себя со стороны ,перестали жалеть ,попытались измениться.Кому-то помогло.

Анна Мелкумян
Анна Мелкумян

Циничная херня. Легче всего указать человеку на его недостатки, указать на гвоздь в голове, а попробуй показать ему как выйти из ситуации, попробуй найти для него посильный выход из ситуации, дай посыл такой силы, чтоб человек задвигался... Вот где высший пилотаж. История отстой.

Elena Vasilieva
Elena Vasilieva

Жестоко...Но доля правды имеется

Lana Beat
Lana Beat

Вообще то преступно таким образом вести беседу, далеко не всякий психотип выдержит подобную правду. Конечно, здесь надо бы действовать более гибко и хитро, а для этого знать психологию, да не только по книжкам

Olga  Gurina
Olga Gurina

Это лучший рассказ из всех, что вам попадались? Что вы читаете, боюсь спросить

Antonina Bitus
Antonina Bitus

Жестоко и подло! Подстрекательство к самоубийство! Можно привлечь...

Lana  Ostrovskaya
Lana Ostrovskaya

финал неожиданный, и вот не жалко мне этого позвонившего(

Nataliya Leontenkova
Nataliya Leontenkova

Вы даже слово "looser" неправильно написали, и правда у "дуба@ :)))

Olga Monte
Olga Monte

Да неожиданное завершение

Татьяна Богданович
Татьяна Богданович

Иногда не хватает терпения - пойду в сад ,пойду к музыке ( Господи! Помоги!) - и опять продолжаю жить

Показать больше комментариев
Подписка