популярное

7 женских положительных качеств, которые раздражают мужчин

Некоторым кажется, что счастье в личной жизни можно себе обеспечить, если быть хорошей девочкой. На самом деле некоторые качества, которые кажутся нам положительными, в буквальном смысле отпугивают мужчин. Вот эти, например.

Это с каждым случится однажды...

Через год или два. Может век,
Постучится к вам в дверь очень важный,
Очень нужный, родной человек.

Пикантные истории для веселой компании

Порой парочка веселых анекдотов действительно может спасти вечер! Ну, кто из нас не бывал в ситуации, когда встреча не задалась, все как-то привычно и уныло, поговорить особо не о чем? И тут кто-то рассказывает смачный анекдот! Согласитесь, общение тут же играет новыми красками, а веселые улыбки освещают лица. В общем – что говорить? Нужно читать!

Самый лучший анекдот про евреев! В нем вся СОЛЬ!

Самый лучший анекдот про евреев! В нем вся СОЛЬ! (y)

К сожалению, многие воспринимают соблюдение норм и правил этикета за столом как нечто зазорное, считая это признаком высоколобых эстетов, которые совсем далеки от реальной жизни. На самом деле основы этикета достаточно просты. Просто сохраните себе эти таблички и запомните простые правила.

9 уроков красоты Жаклин Кеннеди

От шелковой подушки и темных очков до ухода за кончиками волос:

12 секретов памяти, чтобы запоминать иностранные слова с первого раза

12 секретов памяти, чтобы запоминать иностранные слова с первого раза:

10 трюков профессиональных визажистов, которые пригодятся любой девушке

В арсенале визажистов всегда есть множество секретов, с помощью которых они делают макияж восхитительным. Иногда такие трюки даже помогают профессионалу сэкономить время и сократить траты на косметику. Мы решили разузнать о хитростях, которые опытные визажисты используют в своей работе. Уверены, они пригодятся и вам.

Сохраняйте!

Можно я выскажусь от лица «тупого ребенка»?

Можно я выскажусь от лица «тупого ребенка»?:

Из тётки в красотку: 7 заповедей настоящей женщины

О синдроме «тётки» вы не прочтете ни в одном медицинском справочнике. Хотя в жизни он обозначает вполне реальное явление: состояние уныния, ворчания, усталости, умноженное на потухший взгляд, асексуальность и нежелание мечтать. Эдакий коктейль негатива. И страдающих этим недугом, увы, среди нас очень много…

За кадром фильма «Белый Бим Черное ухо»: Номинация на «Оскар» и трагическая судьба четвероногого актера

Когда 41 год назад, 15 сентября 1977 г. этот фильм появился в прокате, его посмотрели 23 млн человек. Над этим фильмом плакало не одно поколение зрителей, а за кадром осталось много интересных моментов...
👉 kulturologia.ru/blogs/140918/40494/

Предлагаем вашему вниманию танец Зумба для похудения и поднятия настроения. Фитнес-танец Зумба совсем недавно начал появляться в фитнес-центрах, однако уже сейчас данный вид тренировки пользуется огромным спросом.

15 лечебных цитат академика Натальи Бехтеревой

Ей всегда хотелось заглянуть за грань, побывать там, где никто еще не был, понять, что делает человека — человеком. И, кажется, ей это удалось!

Почему Гарри и Меган не получат полного права опеки над своими детьми?

Британские королевские эксперты решили напомнить про еще один странный закон в стране.

Анекдоты и шутки для самых жизнерадостных людей

Анекдоты не только поднимают настроение. Они помогают с юмором смотреть на все жизненные неурядицы. Так что держите нашу новую подборку. Читайте, смейтесь, делитесь с друзьями!

Насыпной яблочный пирог «Три стакана»: простой и вкусный, без молока и яиц!

Стакан муки, стакан манки, стакан сахара... Настолько просто, что разберется даже ребенок!

Анекдоты для самых жизнерадостных людей

Мы знаем, как довести вас до приступа смеха! Наслаждайтесь!

Дети гладили лемура. Теперь внимание на 0:13!

Лемуры — очень милые создания, преимущественно живущие на Мадагаскаре. Лемур с латинского «дух, приведение». Этим прозвищем обязаны ночному и скрытому образу жизни. Их так и хочется погладить и потискать, а они и не против.

Мечта минималиста: как заставить простые вещи выглядеть эффектно?

Берите на заметку!

Моральная задачка для пытливых умов

Тест на умение нестандартно мыслить, предложенный кандидатам при приёме на работу в одной компании.

Вот что сказал Михаил Жванецкий о мужчинах и женщинах

Разумеется, большинство различий знает абсолютно каждый, но что же скрыто от глаз? Давайте разбираться!

Муж Жанны Фриске впервые заговорил о покойной жене...

Совсем недавно ушла из жизни известная певица и актриса Жанна Фриске, долгое время боровшаяся с раком. Оказалось, в этот ужасный момент ни мужа, ни сына не было рядом (за 2 дня до трагедии они уехали в Болгарию). Во многих СМИ всплыл вопрос: почему Дмитрия Шепелева не было рядом с женой в ночь ее смерти?

Плавание называют лучшим фитнесом для собак. Героев этого видео не нужно уговаривать. Они четырьмя лапами за водные процедуры.

Первое, что вы увидите на изображении, опишет ваше внутреннее Я

Точность теста - поражает!

10 коротких историй о любви

Легко любить друг друга, когда невзгоды и трудности обходят вас стороной. Однако в реальной жизни отношения каждой пары хоть раз, но проходят проверку на прочность.

  1. Литература

«Свеча горела»

Звонок раздался, когда Андрей Петрович потерял уже всякую надежду.
— Здравствуйте, я по объявлению. Вы даёте уроки литературы?
Андрей Петрович вгляделся в экран видеофона. Мужчина под тридцать. Строго одет — костюм, галстук. Улыбается, но глаза серьёзные. У Андрея Петровича ёкнуло под сердцем, объявление он вывешивал в сеть лишь по привычке.

За десять лет было шесть звонков. Трое ошиблись номером, ещё двое оказались работающими по старинке страховыми агентами, а один попутал литературу с лигатурой.
— Д-даю уроки, — запинаясь от волнения, сказал Андрей Петрович. — Н-на дому. Вас интересует литература?
— Интересует, — кивнул собеседник. — Меня зовут Максим. Позвольте узнать, каковы условия.
«Задаром!» — едва не вырвалось у Андрея Петровича.
— Оплата почасовая, — заставил себя выговорить он. — По договорённости. Когда бы вы хотели начать?
— Я, собственно… — собеседник замялся.
— Первое занятие бесплатно, — поспешно добавил Андрей Петрович. — Если вам не понравится, то…
— Давайте завтра, — решительно сказал Максим. — В десять утра вас устроит? К девяти я отвожу детей в школу, а потом свободен до двух.
— Устроит, — обрадовался Андрей Петрович. — Записывайте адрес.
— Говорите, я запомню.
В эту ночь Андрей Петрович не спал, ходил по крошечной комнате, почти келье, не зная, куда девать трясущиеся от переживаний руки. Вот уже двенадцать лет он жил на нищенское пособие. С того самого дня, как его уволили.
— Вы слишком узкий специалист, — сказал тогда, пряча глаза, директор лицея для детей с гуманитарными наклонностями. — Мы ценим вас как опытного преподавателя, но вот ваш предмет, увы. Скажите, вы не хотите переучиться? Стоимость обучения лицей мог бы частично оплатить. Виртуальная этика, основы виртуального права, история робототехники — вы вполне бы могли преподавать это. Даже кинематограф всё ещё достаточно популярен. Ему, конечно, недолго осталось, но на ваш век… Как вы полагаете?
Андрей Петрович отказался, о чём немало потом сожалел. Новую работу найти не удалось, литература осталась в считанных учебных заведениях, последние библиотеки закрывались, филологи один за другим переквалифицировались кто во что горазд. Пару лет он обивал пороги гимназий, лицеев и спецшкол. Потом прекратил. Промаялся полгода на курсах переквалификации. Когда ушла жена, бросил и их.
Сбережения быстро закончились, и Андрею Петровичу пришлось затянуть ремень. Потом продать аэромобиль, старый, но надёжный. Антикварный сервиз, оставшийся от мамы, за ним вещи. А затем… Андрея Петровича мутило каждый раз, когда он вспоминал об этом — затем настала очередь книг. Древних, толстых, бумажных, тоже от мамы. За раритеты коллекционеры давали хорошие деньги, так что граф Толстой кормил целый месяц. Достоевский — две недели. Бунин — полторы.
В результате у Андрея Петровича осталось полсотни книг — самых любимых, перечитанных по десятку раз, тех, с которыми расстаться не мог. Ремарк, Хемингуэй, Маркес, Булгаков, Бродский, Пастернак… Книги стояли на этажерке, занимая четыре полки, Андрей Петрович ежедневно стирал с корешков пыль.
«Если этот парень, Максим, — беспорядочно думал Андрей Петрович, нервно расхаживая от стены к стене, — если он… Тогда, возможно, удастся откупить назад Бальмонта. Или Мураками. Или Амаду».
Пустяки, понял Андрей Петрович внезапно. Неважно, удастся ли откупить. Он может передать, вот оно, вот что единственно важное. Передать! Передать другим то, что знает, то, что у него есть.
Максим позвонил в дверь ровно в десять, минута в минуту.
— Проходите, — засуетился Андрей Петрович. — Присаживайтесь. Вот, собственно… С чего бы вы хотели начать?
Максим помялся, осторожно уселся на край стула.
— С чего вы посчитаете нужным. Понимаете, я профан. Полный. Меня ничему не учили.
— Да-да, естественно, — закивал Андрей Петрович. — Как и всех прочих. В общеобразовательных школах литературу не преподают почти сотню лет. А сейчас уже не преподают и в специальных.
— Нигде? — спросил Максим тихо.
— Боюсь, что уже нигде. Понимаете, в конце двадцатого века начался кризис. Читать стало некогда. Сначала детям, затем дети повзрослели, и читать стало некогда их детям. Ещё более некогда, чем родителям. Появились другие удовольствия — в основном, виртуальные. Игры. Всякие тесты, квесты… — Андрей Петрович махнул рукой. — Ну, и конечно, техника. Технические дисциплины стали вытеснять гуманитарные. Кибернетика, квантовые механика и электродинамика, физика высоких энергий. А литература, история, география отошли на задний план. Особенно литература. Вы следите, Максим?
— Да, продолжайте, пожалуйста.
— В двадцать первом веке перестали печатать книги, бумагу сменила электроника. Но и в электронном варианте спрос на литературу падал — стремительно, в несколько раз в каждом новом поколении по сравнению с предыдущим. Как следствие, уменьшилось количество литераторов, потом их не стало совсем — люди перестали писать. Филологи продержались на сотню лет дольше — за счёт написанного за двадцать предыдущих веков.
Андрей Петрович замолчал, утёр рукой вспотевший вдруг лоб.
— Мне нелегко об этом говорить, — сказал он наконец. — Я осознаю, что процесс закономерный. Литература умерла потому, что не ужилась с прогрессом. Но вот дети, вы понимаете… Дети! Литература была тем, что формировало умы. Особенно поэзия. Тем, что определяло внутренний мир человека, его духовность. Дети растут бездуховными, вот что страшно, вот что ужасно, Максим!
— Я сам пришёл к такому выводу, Андрей Петрович. И именно поэтому обратился к вам.
— У вас есть дети?
— Да, — Максим замялся. — Двое. Павлик и Анечка, погодки. Андрей Петрович, мне нужны лишь азы. Я найду литературу в сети, буду читать. Мне лишь надо знать что. И на что делать упор. Вы научите меня?
— Да, — сказал Андрей Петрович твёрдо. — Научу.
Он поднялся, скрестил на груди руки, сосредоточился.
— Пастернак, — сказал он торжественно. — Мело, мело по всей земле, во все пределы. Свеча горела на столе, свеча горела…
— Вы придёте завтра, Максим? — стараясь унять дрожь в голосе, спросил Андрей Петрович.
— Непременно. Только вот… Знаете, я работаю управляющим у состоятельной семейной пары. Веду хозяйство, дела, подбиваю счета. У меня невысокая зарплата. Но я, — Максим обвёл глазами помещение, — могу приносить продукты. Кое-какие вещи, возможно, бытовую технику. В счёт оплаты. Вас устроит?
Андрей Петрович невольно покраснел. Его бы устроило и задаром.
— Конечно, Максим, — сказал он. — Спасибо. Жду вас завтра.
— Литература – это не только о чём написано, — говорил Андрей Петрович, расхаживая по комнате. — Это ещё и как написано. Язык, Максим, тот самый инструмент, которым пользовались великие писатели и поэты. Вот послушайте.
Максим сосредоточенно слушал. Казалось, он старается запомнить, заучить речь преподавателя наизусть.
— Пушкин, — говорил Андрей Петрович и начинал декламировать.
«Таврида», «Анчар», «Евгений Онегин».
Лермонтов «Мцыри».
Баратынский, Есенин, Маяковский, Блок, Бальмонт, Ахматова, Гумилёв, Мандельштам, Высоцкий…
Максим слушал.
— Не устали? — спрашивал Андрей Петрович.
— Нет-нет, что вы. Продолжайте, пожалуйста.
День сменялся новым. Андрей Петрович воспрянул, пробудился к жизни, в которой неожиданно появился смысл. Поэзию сменила проза, на неё времени уходило гораздо больше, но Максим оказался благодарным учеником. Схватывал он на лету. Андрей Петрович не переставал удивляться, как Максим, поначалу глухой к слову, не воспринимающий, не чувствующий вложенную в язык гармонию, с каждым днём постигал её и познавал лучше, глубже, чем в предыдущий.
Бальзак, Гюго, Мопассан, Достоевский, Тургенев, Бунин, Куприн. Булгаков, Хемингуэй, Бабель, Ремарк, Маркес, Набоков. Восемнадцатый век, девятнадцатый, двадцатый. Классика, беллетристика, фантастика, детектив. Стивенсон, Твен, Конан Дойль, Шекли, Стругацкие, Вайнеры, Жапризо.
Однажды, в среду, Максим не пришёл. Андрей Петрович всё утро промаялся в ожидании, уговаривая себя, что тот мог заболеть. Не мог, шептал внутренний голос, настырный и вздорный. Скрупулёзный педантичный Максим не мог. Он ни разу за полтора года ни на минуту не опоздал. А тут даже не позвонил. К вечеру Андрей Петрович уже не находил себе места, а ночью так и не сомкнул глаз. К десяти утра он окончательно извёлся, и когда стало ясно, что Максим не придёт опять, побрёл к видеофону.
— Номер отключён от обслуживания, — поведал механический голос.
Следующие несколько дней прошли как один скверный сон. Даже любимые книги не спасали от острой тоски и вновь появившегося чувства собственной никчемности, о котором Андрей Петрович полтора года не вспоминал. Обзвонить больницы, морги, навязчиво гудело в виске. И что спросить? Или о ком? Не поступал ли некий Максим, лет под тридцать, извините, фамилию не знаю?
Андрей Петрович выбрался из дома наружу, когда находиться в четырёх стенах стало больше невмоготу.
— А, Петрович! — приветствовал старик Нефёдов, сосед снизу. — Давно не виделись. А чего не выходишь, стыдишься, что ли? Так ты же вроде ни при чём.
— В каком смысле стыжусь? — оторопел Андрей Петрович.
— Ну, что этого, твоего, — Нефёдов провёл ребром ладони по горлу. — Который к тебе ходил. Я всё думал, чего Петрович на старости лет с этой публикой связался.
— Вы о чём? — у Андрея Петровича похолодело внутри. — С какой публикой?
— Известно с какой. Я этих голубчиков сразу вижу. Тридцать лет, считай, с ними отработал.
— С кем с ними-то? — взмолился Андрей Петрович. — О чём вы вообще говорите?
— Ты что ж, в самом деле не знаешь? — всполошился Нефёдов. — Новости посмотри, об этом повсюду трубят.
Андрей Петрович не помнил, как добрался до лифта. Поднялся на четырнадцатый, трясущимися руками нашарил в кармане ключ. С пятой попытки отворил, просеменил к компьютеру, подключился к сети, пролистал ленту новостей. Сердце внезапно зашлось от боли. С фотографии смотрел Максим, строчки курсива под снимком расплывались перед глазами.
«Уличён хозяевами, — с трудом сфокусировав зрение, считывал с экрана Андрей Петрович, — в хищении продуктов питания, предметов одежды и бытовой техники. Домашний робот-гувернёр, серия ДРГ-439К. Дефект управляющей программы. Заявил, что самостоятельно пришёл к выводу о детской бездуховности, с которой решил бороться. Самовольно обучал детей предметам вне школьной программы. От хозяев свою деятельность скрывал. Изъят из обращения… По факту утилизирован…. Общественность обеспокоена проявлением… Выпускающая фирма готова понести… Специально созданный комитет постановил…».
Андрей Петрович поднялся. На негнущихся ногах прошагал на кухню. Открыл буфет, на нижней полке стояла принесённая Максимом в счёт оплаты за обучение початая бутылка коньяка. Андрей Петрович сорвал пробку, заозирался в поисках стакана. Не нашёл и рванул из горла. Закашлялся, выронив бутылку, отшатнулся к стене. Колени подломились, Андрей Петрович тяжело опустился на пол.
Коту под хвост, пришла итоговая мысль. Всё коту под хвост. Всё это время он обучал робота.
Бездушную, дефективную железяку. Вложил в неё всё, что есть. Всё, ради чего только стоит жить. Всё, ради чего он жил.
Андрей Петрович, превозмогая ухватившую за сердце боль, поднялся. Протащился к окну, наглухо завернул фрамугу. Теперь газовая плита. Открыть конфорки и полчаса подождать. И всё.
Звонок в дверь застал его на полпути к плите. Андрей Петрович, стиснув зубы, двинулся открывать. На пороге стояли двое детей. Мальчик лет десяти. И девочка на год-другой младше.
— Вы даёте уроки литературы? — глядя из-под падающей на глаза чёлки, спросила девочка.
— Что? — Андрей Петрович опешил. — Вы кто?
— Я Павлик, — сделал шаг вперёд мальчик. — Это Анечка, моя сестра. Мы от Макса.
— От… От кого?!
— От Макса, — упрямо повторил мальчик. — Он велел передать. Перед тем, как он… как его…
— Мело, мело по всей земле во все пределы! — звонко выкрикнула вдруг девочка.
Андрей Петрович схватился за сердце, судорожно глотая, запихал, затолкал его обратно в грудную клетку.
— Ты шутишь? — тихо, едва слышно выговорил он.
— Свеча горела на столе, свеча горела, — твёрдо произнёс мальчик. — Это он велел передать, Макс. Вы будете нас учить?
Андрей Петрович, цепляясь за дверной косяк, шагнул назад.
— Боже мой, — сказал он. — Входите. Входите, дети.
© Майк Гелприн, Нью-Йорк («Seagull Magazine», 16.09.2011)
————————————————
Некоторые источники сообщают, что это это пересказанное произведение Айзека Азимова или, что вероятнее, — Рея Брэдбери, написанное около 50 лет назад. из Вероника Тартышная

ТЕГИ:
Книги, читать, Литература
Комментарии
0 комментарии
Комментировать
aa

20 книг для детей до 12 лет, благодаря которым они влюбятся в чтение

20 книг для детей до 12 лет, благодаря которым они влюбятся в чтение:

Многие родители стараются привить ребенку любовь к чтению с ранних лет. И это неудивительно, ведь книги расширяют кругозор, повышают интеллект и развивают воображение.

сайт собрал замечательные книги, от которых ваши дети не смогут оторваться.

«Знаешь, как я тебя люблю?»
«Знаешь, как я тебя люблю?»

Сэм Макбратни

«Знаешь, как я тебя люблю?»

Знаете, как сильно можно любить? Иногда и рад бы сказать, но измерить любовь не так-то просто! Эта книга подойдет для маленьких детей, которые только учатся выражать себя и свои чувства.

Купить
«Очень голодная гусеница»
«Очень голодная гусеница»

Эрик Карл

«Очень голодная гусеница»

Эта простая на первый взгляд книга способна поглотить все внимание вашего ребенка. Яркие иллюстрации, хорошая история делают ее увлекательной, окунают в волшебный мир, созданный Эриком Карлом.

Купить
«Элмер»
«Элмер»

Дэвид Макки

«Элмер»

Жило-было стадо слонов. Все они были разные: толстые и худые, высокие и маленькие, но объединяло их то, что они были счастливые и одинакового цвета. То есть все, кроме слона Элмера, который мечтал быть на них похожим.

Купить
«Груффало»
«Груффало»

Джулия Дональдсон

«Груффало»

Маленький мышонок идет через лес и, чтобы спастись от хищников, выдумывает страшного Груффало, который очень любит есть всех мышиных врагов. Но мышонок его не боится, ведь он знает, что никаких Груффало не бывает... Или бывает?

Купить

«Квак и Жаб. Круглый год»
«Квак и Жаб. Круглый год»

Арнольд Лобел

«Квак и Жаб. Круглый год»

Это добрые и уютные истории про двух настоящих друзей, которые круглый год вместе. Летом они уплетают мороженое, осенью убирают листья, зимой мчатся с горы на санках, а весной... встречают весну.

Купить
«Папа, мама, бабушка, восемь детей и грузовик»
«Папа, мама, бабушка, восемь детей и грузовик»

Анне-Катрине Вестли

«Папа, мама, бабушка, восемь детей и грузовик»

В этой книге для семейного чтения юному читателю преподносятся уроки жизни, с юмором, без нравоучений и назидательности.

Купить
«Приключения Тома Сойера»
«Приключения Тома Сойера»

Марк Твен

«Приключения Тома Сойера»

С добротой и присущим ему юмором автор рассказывает о юных героях, которые попадают в забавные приключения. Этот роман стал классикой мировой литературы и входит в список книг, которые должен прочитать каждый.

Купить
«Там, где живут чудовища»
«Там, где живут чудовища»

Морис Сендак

«Там, где живут чудовища»

Герой книги Макс после ссоры с мамой отправляется в волшебную страну, населенную Страхобразами. Там самым главным оказывается мальчик, который веселится от души, пока не затоскует и не вернется в свой дом, где пахнет маминым пирогом.

Купить
«Томасина»
«Томасина»

Пол Гэллико

«Томасина»

Это рассказ о мужчине, забывшем, что такое любовь. О девочке, любившей кошку. И о кошке, думавшей, что она богиня. История о том, что неправильно, теряя близких, забывать о себе и о тех, кто рядом.

Купить

«Хроники Нарнии»
«Хроники Нарнии»

Клайв Льюис

«Хроники Нарнии»

Удивительная и прекрасная история волшебной страны, в которой правят любовь и доброта, где животные и птицы говорят и мыслят подобно людям, а в лесах обитают гномы и великаны, фавны и кентавры. От этой книги сложно оторваться как детям, так и взрослым.

Купить
«Ветер в ивах»
«Ветер в ивах»

Кеннет Грэм

«Ветер в ивах»

Уже более века больших и маленьких читателей увлекают невероятные приключения крота Мола и его друзей: водяной крысы Рэта, добряка барсука Баджера и самовлюбленного Тода из жабьего рода. Эта книга нетороплива, как течение реки, она оставляет след, казалось бы, незаметный, как легкий шум ветра в ивах.

Купить
«Питер Пэн»
«Питер Пэн»

Джеймс Барри

«Питер Пэн»

Это история о летающем мальчике, который совсем не хотел взрослеть. Однажды он подружился с ребятами из обычного мира, и вместе они отправились на далекий-далекий остров. Там им встретились русалки, феи, индейцы и даже пираты с их коварным главарем Крюком!

Купить
«Собака Пес»
«Собака Пес»

Даниэль Пеннак

«Собака Пес»

Мир глазами бездомного пса, проделавшего долгий путь от бесприютности к человеку, которому пес нужен не меньше, чем тому хозяин. Трогательная и смешная история, которая понравится как детям, так и взрослым.

Купить

«Путешествия Гулливера»
«Путешествия Гулливера»

Джонатан Свифт

«Путешествия Гулливера»

После кораблекрушения Гулливер оказывается в удивительной Лилипутии. Крохотные жители этой страны очень рады гостю и изо всех сил стремятся угодить Большому человеку. Но очень скоро становится ясно, что уплыть от лилипутов совсем не просто.

Купить
«Маленький принц»
«Маленький принц»

Антуан де Сент-Экзюпери

«Маленький принц»

Это история о мальчике с другой планеты, которая покорила миллионы читателей. Автор книги просто и проникновенно говорит о самом важном. О долге и верности. О дружбе и любви. О нетерпимости к злу.

Купить
«Машина времени»
«Машина времени»

Герберт Уэллс

«Машина времени»

С помощью изобретения Путешественник во Времени отправляется в будущее на 800 тысяч лет вперед и попадает в мир морлоков и элоев — человекоподобных существ, в которых превратились люди в результате научно-технического прогресса...

Купить
«Манолито-очкарик»
«Манолито-очкарик»

Эльвира Линдо

«Манолито-очкарик»

Честная и ироничная история о повседневности, увиденной и осмысленной современным ребенком, в чьем сознании телевизионные клише переплетаются с наблюдениями за реальными миром.

Купить

«Матильда»
«Матильда»

Роальд Даль

«Матильда»

Прекрасная, остроумная и интересная книга о маленькой умной девочке. И о том, как ее никто вокруг не понимает, потому что она Другая. Эту историю также стоит прочитать родителям, чтобы научиться лучше понимать детей и вспомнить свое детство.

Купить
«Момо»
«Момо»

Михаель Энде

«Момо»

Удивительная девочка Момо обладает редким даром слушать других людей. В мужском пиджаке, с Цветком Времени и черепахой под мышкой она вступает в борьбу с жестоким миром прагматиков и материалистов, забывших о настоящих человеческих ценностях, о доброте и сочувствии к ближнему.

Купить
«Чарли и шоколадная фабрика»
«Чарли и шоколадная фабрика»

Роальд Даль

«Чарли и шоколадная фабрика»

Эта книга об увлекательных приключениях маленького мальчика Чарли и других детей на волшебной кондитерской фабрике мистера Вонки.

Купить
www.adme.ru
Комментарии
комментарии
Комментировать
Подписка