популярное

Горячее на зиму: какие юбки носить зимой и как их сочетать с сапогами и другой обувью?

Холода — не повод отказывать себе в женственных образах. Дизайнеры не отказываются от юбок в зимних коллекциях — и тебе не стоит. Рассказываем, какие юбки уместны зимой и как их носить с сапогами и другой зимней обувью. Их можно и нужно носить с теплыми колготками, а также с высокими модными сапогами. Мы расскажем, как носить осенью и зимой юбки.

Бездушные люди лишили белку всех её жизненных трудов

Не колем, а едим: коллаген, гиалуроновая кислота и другие «таблетки красоты»

Рассказываем о самых популярных БАДах для красоты и молодости кожи, волос и ногтей.

Тушите свет: 16 ароматов, которые сведут его с ума

Самые изысканные и чувственные парфюмерные композиции по версии ELLE:

Невероятно трогательно и очень человечно. Как добрые люди помогают окружающим.

Запах ведьмы

Давайте сразу договоримся: ведьмы не летают на мётлах и не пьют ничьей крови. Не терпевшее конкуренции христианство хорошо потрудилось, чтобы извалять это слово в грязи.

10 супер-красоток с лишним весом

Общий вес этих женщин на этих фотографиях — почти 900 килограммов. Их большие груди и пышные попки вызывают лютый батхерт среди худышек: — Гнать толстух с праздника жизни! Но именно их выбрала публика, мужья и любовники. И какие любовники! Даже президенты отметились. Смотрим!

Неизвестный Айвазовский: Завораживающие зимние пейзажи прославленного мариниста

Морские пейзажи ему давались превосходно, несмотря на то, что художник никогда не писал их в открытом море. Но кроме марин в коллекции Ивана Константиновича находились картины с «сухопутными» сюжетами.
👉 kulturologia.ru/blogs/161017/36343/

Ничтожества с татуировками

"Когда я вижу сегодня молодого человека с татуировками, то ясно понимаю, что передо мной ничтожество. Бармены, официанты, брадобреи в барбершопах нынче все исколоты дурацкими надписями и орнаментами."

В ТРЦ «АУРА» изменились тарифы на парковку
С 11 марта в ТРЦ «АУРА» вводятся новые правила работы внутреннего паркинга.

1. Продажи – это, прежде всего, общение.
2. В корне успешных продаж лежит хорошее настроение.
3. Покупают не товар, а информацию о нем.
4. Продавец становится опытным после 1000 продаж.
5. Успешный продавец продает вместе с товаром положительные эмоции.
6. Вы не сможете продать то, что вы ненавидите.

НОВАЯ Маска тройного действия способствует исчезновению черных точек и пигментных пятен, делает кожу мягкой. Средство содержит экстракты жимолости и фасоли, направленные на борьбу с пигментными пятнами на лице.

Универсальное решение для кожи.

Мудрый человек требует всего только от себя...

...ничтожный же человек — всего от других. Л.Н. Толстой

Где Мане, а где Моне? Элементарная шпаргалка для тех, кто хочет разбираться в искусстве

Для среднестатистического человека искусство — это темный лес. Ну как можно разбираться во всех этих художниках? Их фамилии знает каждый, но что они рисовали? Как отличить одного автора от другого? Мрак!

Учимся хамить красиво. 40 нестандартных ответов!

На каждую силу найдется другая сила. Когда человек полон злобы и обиды, не всегда выходит промолчать на его сквернословие. Иногда хочется ответить. Как же ответить, не выходя из себя и не опускаясь до уровня собеседника?

ТОЧКА ФЭН-ФУ.

Методика заключается в следующем: прикладывать кубик льда 2,5 х 2,5 см к затылку непосредственно к точке Фэн-фу (ее очень просто найти: ямка, где голова соединяется с шеей).

Делать регулярно, с перерывами в 2-3 дня утром натощак и вечером перед сном.

Тип вашей фигуры зависит от месяца рождения! Секрет стройности прост…

Нумерология объясняет, как дата рождения влияет на тип фигуры, и что нужно делать, чтобы не было проблем с весом.

6 причин, которые заставляют мужчину влюбиться

Что заставляет мужчин влюбляться? В каких женщин влюбляются мужчины? Этими вопросами задаются женщины по всему миру. Бытует мнение, что мужчины и женщины влюбляются по-разному. На самом деле – это не так.

Анекдот из жизни))) Блондинка на инфинити

Три дня не сплю — ржу, всем пацанам рассказал, все просто валяются...

Правильное черное платье для дам 20+, 30+, 40+, 50+: самые удачные модели

Оно спасет любое положение вещей, даже экстренные сборы на вечеринку или свидание.

На одном из американских форумов некая девица задала вопрос:

«Я — красивая, веселая, умная девушка. Хочу выйти замуж за парня, который зарабатывает в год не меньше 500 тысяч долларов»

Один из молодых финансистов не поленился ответить ей по существу:

«Я прочитал твой пост с большим интересом. И вот как я все это вижу.

6 правил счастья психолога Михаила Лабковского

Это без преувеличения тренд сегодняшнего дня! Первыми "клюнули" дамы: еще бы, эти постулаты освобождают нас от опостылевших и бесконечных проблем.

Встречайте: масло, которое смогло остановить рак!

Даже ученые сейчас признают ценность для здоровья некоторых эфирных масел. Они останавливают распространение рака и приводят к гибели раковых клеток. Способность эфирных масел предотвращать разные болезни, особенно рак, больше не вызывает сомнений.

Деревенский священник научил меня делать три вещи каждый день, когда я ухожу из дома

Прочищает мозги, правда?😲🤔

Последние слова стива джобса заставляют задуматься о смысле жизни

Он умер миллиардером в возрасте 56 лет от рака поджелудочной железы. И его последние слова заставляют задуматься о смысле жизни… 🤔

Татуаж и микроблейдинг в прошлом: 5 причин сделать нанонапыление бровей

Аккуратные и естественные брови — один из главных трендов 2018 года. Но как их добиться? Процедуры татуажа или микроблейдинга пугают своей болезненностью и непредсказуемостью результата. А тратить время на ежедневный макияж ужасно надоело. Мы нашли решение: нанонапыление бровей!

  1. Литература

«Свеча горела»

Звонок раздался, когда Андрей Петрович потерял уже всякую надежду.
— Здравствуйте, я по объявлению. Вы даёте уроки литературы?
Андрей Петрович вгляделся в экран видеофона. Мужчина под тридцать. Строго одет — костюм, галстук. Улыбается, но глаза серьёзные. У Андрея Петровича ёкнуло под сердцем, объявление он вывешивал в сеть лишь по привычке.

За десять лет было шесть звонков. Трое ошиблись номером, ещё двое оказались работающими по старинке страховыми агентами, а один попутал литературу с лигатурой.
— Д-даю уроки, — запинаясь от волнения, сказал Андрей Петрович. — Н-на дому. Вас интересует литература?
— Интересует, — кивнул собеседник. — Меня зовут Максим. Позвольте узнать, каковы условия.
«Задаром!» — едва не вырвалось у Андрея Петровича.
— Оплата почасовая, — заставил себя выговорить он. — По договорённости. Когда бы вы хотели начать?
— Я, собственно… — собеседник замялся.
— Первое занятие бесплатно, — поспешно добавил Андрей Петрович. — Если вам не понравится, то…
— Давайте завтра, — решительно сказал Максим. — В десять утра вас устроит? К девяти я отвожу детей в школу, а потом свободен до двух.
— Устроит, — обрадовался Андрей Петрович. — Записывайте адрес.
— Говорите, я запомню.
В эту ночь Андрей Петрович не спал, ходил по крошечной комнате, почти келье, не зная, куда девать трясущиеся от переживаний руки. Вот уже двенадцать лет он жил на нищенское пособие. С того самого дня, как его уволили.
— Вы слишком узкий специалист, — сказал тогда, пряча глаза, директор лицея для детей с гуманитарными наклонностями. — Мы ценим вас как опытного преподавателя, но вот ваш предмет, увы. Скажите, вы не хотите переучиться? Стоимость обучения лицей мог бы частично оплатить. Виртуальная этика, основы виртуального права, история робототехники — вы вполне бы могли преподавать это. Даже кинематограф всё ещё достаточно популярен. Ему, конечно, недолго осталось, но на ваш век… Как вы полагаете?
Андрей Петрович отказался, о чём немало потом сожалел. Новую работу найти не удалось, литература осталась в считанных учебных заведениях, последние библиотеки закрывались, филологи один за другим переквалифицировались кто во что горазд. Пару лет он обивал пороги гимназий, лицеев и спецшкол. Потом прекратил. Промаялся полгода на курсах переквалификации. Когда ушла жена, бросил и их.
Сбережения быстро закончились, и Андрею Петровичу пришлось затянуть ремень. Потом продать аэромобиль, старый, но надёжный. Антикварный сервиз, оставшийся от мамы, за ним вещи. А затем… Андрея Петровича мутило каждый раз, когда он вспоминал об этом — затем настала очередь книг. Древних, толстых, бумажных, тоже от мамы. За раритеты коллекционеры давали хорошие деньги, так что граф Толстой кормил целый месяц. Достоевский — две недели. Бунин — полторы.
В результате у Андрея Петровича осталось полсотни книг — самых любимых, перечитанных по десятку раз, тех, с которыми расстаться не мог. Ремарк, Хемингуэй, Маркес, Булгаков, Бродский, Пастернак… Книги стояли на этажерке, занимая четыре полки, Андрей Петрович ежедневно стирал с корешков пыль.
«Если этот парень, Максим, — беспорядочно думал Андрей Петрович, нервно расхаживая от стены к стене, — если он… Тогда, возможно, удастся откупить назад Бальмонта. Или Мураками. Или Амаду».
Пустяки, понял Андрей Петрович внезапно. Неважно, удастся ли откупить. Он может передать, вот оно, вот что единственно важное. Передать! Передать другим то, что знает, то, что у него есть.
Максим позвонил в дверь ровно в десять, минута в минуту.
— Проходите, — засуетился Андрей Петрович. — Присаживайтесь. Вот, собственно… С чего бы вы хотели начать?
Максим помялся, осторожно уселся на край стула.
— С чего вы посчитаете нужным. Понимаете, я профан. Полный. Меня ничему не учили.
— Да-да, естественно, — закивал Андрей Петрович. — Как и всех прочих. В общеобразовательных школах литературу не преподают почти сотню лет. А сейчас уже не преподают и в специальных.
— Нигде? — спросил Максим тихо.
— Боюсь, что уже нигде. Понимаете, в конце двадцатого века начался кризис. Читать стало некогда. Сначала детям, затем дети повзрослели, и читать стало некогда их детям. Ещё более некогда, чем родителям. Появились другие удовольствия — в основном, виртуальные. Игры. Всякие тесты, квесты… — Андрей Петрович махнул рукой. — Ну, и конечно, техника. Технические дисциплины стали вытеснять гуманитарные. Кибернетика, квантовые механика и электродинамика, физика высоких энергий. А литература, история, география отошли на задний план. Особенно литература. Вы следите, Максим?
— Да, продолжайте, пожалуйста.
— В двадцать первом веке перестали печатать книги, бумагу сменила электроника. Но и в электронном варианте спрос на литературу падал — стремительно, в несколько раз в каждом новом поколении по сравнению с предыдущим. Как следствие, уменьшилось количество литераторов, потом их не стало совсем — люди перестали писать. Филологи продержались на сотню лет дольше — за счёт написанного за двадцать предыдущих веков.
Андрей Петрович замолчал, утёр рукой вспотевший вдруг лоб.
— Мне нелегко об этом говорить, — сказал он наконец. — Я осознаю, что процесс закономерный. Литература умерла потому, что не ужилась с прогрессом. Но вот дети, вы понимаете… Дети! Литература была тем, что формировало умы. Особенно поэзия. Тем, что определяло внутренний мир человека, его духовность. Дети растут бездуховными, вот что страшно, вот что ужасно, Максим!
— Я сам пришёл к такому выводу, Андрей Петрович. И именно поэтому обратился к вам.
— У вас есть дети?
— Да, — Максим замялся. — Двое. Павлик и Анечка, погодки. Андрей Петрович, мне нужны лишь азы. Я найду литературу в сети, буду читать. Мне лишь надо знать что. И на что делать упор. Вы научите меня?
— Да, — сказал Андрей Петрович твёрдо. — Научу.
Он поднялся, скрестил на груди руки, сосредоточился.
— Пастернак, — сказал он торжественно. — Мело, мело по всей земле, во все пределы. Свеча горела на столе, свеча горела…
— Вы придёте завтра, Максим? — стараясь унять дрожь в голосе, спросил Андрей Петрович.
— Непременно. Только вот… Знаете, я работаю управляющим у состоятельной семейной пары. Веду хозяйство, дела, подбиваю счета. У меня невысокая зарплата. Но я, — Максим обвёл глазами помещение, — могу приносить продукты. Кое-какие вещи, возможно, бытовую технику. В счёт оплаты. Вас устроит?
Андрей Петрович невольно покраснел. Его бы устроило и задаром.
— Конечно, Максим, — сказал он. — Спасибо. Жду вас завтра.
— Литература – это не только о чём написано, — говорил Андрей Петрович, расхаживая по комнате. — Это ещё и как написано. Язык, Максим, тот самый инструмент, которым пользовались великие писатели и поэты. Вот послушайте.
Максим сосредоточенно слушал. Казалось, он старается запомнить, заучить речь преподавателя наизусть.
— Пушкин, — говорил Андрей Петрович и начинал декламировать.
«Таврида», «Анчар», «Евгений Онегин».
Лермонтов «Мцыри».
Баратынский, Есенин, Маяковский, Блок, Бальмонт, Ахматова, Гумилёв, Мандельштам, Высоцкий…
Максим слушал.
— Не устали? — спрашивал Андрей Петрович.
— Нет-нет, что вы. Продолжайте, пожалуйста.
День сменялся новым. Андрей Петрович воспрянул, пробудился к жизни, в которой неожиданно появился смысл. Поэзию сменила проза, на неё времени уходило гораздо больше, но Максим оказался благодарным учеником. Схватывал он на лету. Андрей Петрович не переставал удивляться, как Максим, поначалу глухой к слову, не воспринимающий, не чувствующий вложенную в язык гармонию, с каждым днём постигал её и познавал лучше, глубже, чем в предыдущий.
Бальзак, Гюго, Мопассан, Достоевский, Тургенев, Бунин, Куприн. Булгаков, Хемингуэй, Бабель, Ремарк, Маркес, Набоков. Восемнадцатый век, девятнадцатый, двадцатый. Классика, беллетристика, фантастика, детектив. Стивенсон, Твен, Конан Дойль, Шекли, Стругацкие, Вайнеры, Жапризо.
Однажды, в среду, Максим не пришёл. Андрей Петрович всё утро промаялся в ожидании, уговаривая себя, что тот мог заболеть. Не мог, шептал внутренний голос, настырный и вздорный. Скрупулёзный педантичный Максим не мог. Он ни разу за полтора года ни на минуту не опоздал. А тут даже не позвонил. К вечеру Андрей Петрович уже не находил себе места, а ночью так и не сомкнул глаз. К десяти утра он окончательно извёлся, и когда стало ясно, что Максим не придёт опять, побрёл к видеофону.
— Номер отключён от обслуживания, — поведал механический голос.
Следующие несколько дней прошли как один скверный сон. Даже любимые книги не спасали от острой тоски и вновь появившегося чувства собственной никчемности, о котором Андрей Петрович полтора года не вспоминал. Обзвонить больницы, морги, навязчиво гудело в виске. И что спросить? Или о ком? Не поступал ли некий Максим, лет под тридцать, извините, фамилию не знаю?
Андрей Петрович выбрался из дома наружу, когда находиться в четырёх стенах стало больше невмоготу.
— А, Петрович! — приветствовал старик Нефёдов, сосед снизу. — Давно не виделись. А чего не выходишь, стыдишься, что ли? Так ты же вроде ни при чём.
— В каком смысле стыжусь? — оторопел Андрей Петрович.
— Ну, что этого, твоего, — Нефёдов провёл ребром ладони по горлу. — Который к тебе ходил. Я всё думал, чего Петрович на старости лет с этой публикой связался.
— Вы о чём? — у Андрея Петровича похолодело внутри. — С какой публикой?
— Известно с какой. Я этих голубчиков сразу вижу. Тридцать лет, считай, с ними отработал.
— С кем с ними-то? — взмолился Андрей Петрович. — О чём вы вообще говорите?
— Ты что ж, в самом деле не знаешь? — всполошился Нефёдов. — Новости посмотри, об этом повсюду трубят.
Андрей Петрович не помнил, как добрался до лифта. Поднялся на четырнадцатый, трясущимися руками нашарил в кармане ключ. С пятой попытки отворил, просеменил к компьютеру, подключился к сети, пролистал ленту новостей. Сердце внезапно зашлось от боли. С фотографии смотрел Максим, строчки курсива под снимком расплывались перед глазами.
«Уличён хозяевами, — с трудом сфокусировав зрение, считывал с экрана Андрей Петрович, — в хищении продуктов питания, предметов одежды и бытовой техники. Домашний робот-гувернёр, серия ДРГ-439К. Дефект управляющей программы. Заявил, что самостоятельно пришёл к выводу о детской бездуховности, с которой решил бороться. Самовольно обучал детей предметам вне школьной программы. От хозяев свою деятельность скрывал. Изъят из обращения… По факту утилизирован…. Общественность обеспокоена проявлением… Выпускающая фирма готова понести… Специально созданный комитет постановил…».
Андрей Петрович поднялся. На негнущихся ногах прошагал на кухню. Открыл буфет, на нижней полке стояла принесённая Максимом в счёт оплаты за обучение початая бутылка коньяка. Андрей Петрович сорвал пробку, заозирался в поисках стакана. Не нашёл и рванул из горла. Закашлялся, выронив бутылку, отшатнулся к стене. Колени подломились, Андрей Петрович тяжело опустился на пол.
Коту под хвост, пришла итоговая мысль. Всё коту под хвост. Всё это время он обучал робота.
Бездушную, дефективную железяку. Вложил в неё всё, что есть. Всё, ради чего только стоит жить. Всё, ради чего он жил.
Андрей Петрович, превозмогая ухватившую за сердце боль, поднялся. Протащился к окну, наглухо завернул фрамугу. Теперь газовая плита. Открыть конфорки и полчаса подождать. И всё.
Звонок в дверь застал его на полпути к плите. Андрей Петрович, стиснув зубы, двинулся открывать. На пороге стояли двое детей. Мальчик лет десяти. И девочка на год-другой младше.
— Вы даёте уроки литературы? — глядя из-под падающей на глаза чёлки, спросила девочка.
— Что? — Андрей Петрович опешил. — Вы кто?
— Я Павлик, — сделал шаг вперёд мальчик. — Это Анечка, моя сестра. Мы от Макса.
— От… От кого?!
— От Макса, — упрямо повторил мальчик. — Он велел передать. Перед тем, как он… как его…
— Мело, мело по всей земле во все пределы! — звонко выкрикнула вдруг девочка.
Андрей Петрович схватился за сердце, судорожно глотая, запихал, затолкал его обратно в грудную клетку.
— Ты шутишь? — тихо, едва слышно выговорил он.
— Свеча горела на столе, свеча горела, — твёрдо произнёс мальчик. — Это он велел передать, Макс. Вы будете нас учить?
Андрей Петрович, цепляясь за дверной косяк, шагнул назад.
— Боже мой, — сказал он. — Входите. Входите, дети.
© Майк Гелприн, Нью-Йорк («Seagull Magazine», 16.09.2011)
————————————————
Некоторые источники сообщают, что это это пересказанное произведение Айзека Азимова или, что вероятнее, — Рея Брэдбери, написанное около 50 лет назад. из Вероника Тартышная

ТЕГИ:
Книги, читать, Литература
Комментарии
0 комментарии
Комментировать
aa

12 трогательных историй, которые даже самого черствого сухаря убедят в существовании любви

О настоящих чувствах

Сегодня мы собрали для Вас 12 вдохновляющих коротких историй о любви.

1.

Поставила пароль на свой ноутбук, потому что не хочу, чтобы на нем оказались танки и, не дай бог, вирусы. Сказала мужу, что разрешу взять, если угадает пароль с 3 попыток. Он угадал с первой, написав «ятебялюблю».

2.

Моего дедушку за 3 дня до 47-й годовщины свадьбы с бабушкой положили в больницу с микроинсультом. Но даже лежа в больнице, он смог сделать ей сюрприз: написал стихотворение и сходил за цветами, несмотря на запреты врачей. А когда она приехала к нему и увидела его с цветами, на ее глазах появились слезы.

3.

Как-то раз девушка рассказала мне, что в детстве у нее была книга сказок, которую ей читала мама. Книга старая, 50-х годов, она ее обожала. Нашла фотографии в интернете, показала. Она забыла ее в другой стране, когда переезжала. Я узнал, где найти и купить подобную книгу, благо был большой тираж, и подарил ей. Первый раз в жизни увидел, что такое плакать от счастья. Оказалось, что я случайно нашел ту самую книгу — с подписью ее мамы.

4.

Пришла домой такая злая, что аж трясло. Муж, увидев мое состояние, быстренько набрал полную ванну горячей воды с душистой пеной, усадил меня туда, дал в руки пару уточек и попросил рассказывать, что стряслось. Устроила бой уточек среди пенного моря, попутно жалуясь на жизнь, а в паузах муж засовывал мне в рот кусочки шоколада.

5.

Еду в автобусе. На одной из остановок заходят дедушка и бабушка. Очень пожилые. И бабушка так мило и крепко держала своего дедушку за руку, а он за нее ухватился как за единственную опору. Присаживаться на места не стали (проехали одну остановку). Когда объявили их остановку, бабушка говорит деду: «Ну, давай отталкивайся от стены и пойдем!» Я в тот момент подумала: «Вот бы каждому в старости найти такую бабушку или дедушку, которые поддержат».

6.

Живу с мамой, встречаюсь с парнем, дело к свадьбе идет, и тут моя мама заболела. С работы ее выгнали, денег стало меньше, а еще много средств на лекарства стало уходить. Поплакалась любимому, а он молча ушел, я расстроилась, подумала, что он решил бросить меня, узнав о проблеме. Но через неделю объявился, всучил мне пухлый конверт с деньгами со словами: «Покупай все, что нужно, и не парься из-за ерунды». Оказалось, что машину продал, чтобы нам помочь.

7.

Женаты 8 лет, муж почти никогда не говорил «люблю». Вместо этого — горячий ужин, уроки с сыном, а вчера вообще меня удивил: к моему приходу повесил на батарею мое домашнее платье, чтобы я, замерзшая по дороге домой, переоделась в теплое… К черту цветы и громкие слова, любовь — это поступки.

8.

Сегодня я поняла, что любовь существует. Мама собиралась на учебу в другой город, папа ходил за ней хвостом весь грустный. Мама спросила: «Как ты будешь жить, если я умру?» На что папа ответил: «Я не буду, рядом лягу».

9.

Делала маникюр у мастера на дому. С работы пришел ее муж. Стандартные вопросы про самочувствие, работу, ужин. Голос у парня грустный, поникший. Девушка обращается ко мне: «Подождите 5 минут, у нас ритуал». Подумала, что они займутся любовью или услышу причмокивания за дверью. А она его крепко обняла и уткнулась в грудь. Он дышал ей в макушку и повторял: «Спасибо, ты мое счастье», — потом чмокнул в лоб и отпустил снова ко мне. Если мне кто-то скажет, что любви нет, я кину в него камень.

10.

Помню, студенткой примчалась в феврале на сессию в Киев из южного городка. У нас даже тогда, в конце зимы, было тепло. И я по глупости приехала на экзамены в легком пальтишке и туфлях на шпильке. А столица меня встретила на следующий день настоящей февральской погодой: снег и 26 градусов мороза. Иду в академию и думаю: «Боже, что же я буду делать тут три недели в такой мороз?». Подхожу ко входу, а там меня муж встречает (он уже на небесах) с сумкой. Мобильников тогда никто и не видел еще. Спрашиваю: «Ты как здесь?». Говорит: «Посмотрел прогноз погоды, собрал теплые вещи, на поезд, и к тебе».

11.

У мамы проблемы с сердцем. Когда отец уезжает на неделю в командировку — я приезжаю в квартиру и провожу время дома. Вчера сидим, ждем отца, а его всё нет. Мама сидит, волнуется: бледненькая, худенькая и красивая. На первый взгляд — спокойная, как Снежная королева, а руки дрожат. И тут замок щелкнул, входит отец. Мама к нему, вцепилась в покрытое инеем пальто, плачет, что-то бормочет невнятное. Он прижимает ее покрепче, а я стою и улыбаюсь. Его любовь — лучшее для нее лекарство.

12.

В тот момент я понял, как сильно нужно любить женщин. Встречаю незнакомую бабушку в подземном переходе с двумя пакетами продуктов и как воспитанный человек помогаю дотащить их наверх. Она благодарит, затем немного смущаясь просит провести до ближайшего двора. Оказывается, она спешила дойти поскорее, ведь ее всегда встречает муж. Почти слепой дедуля медленно идет по двору, чтобы встретить любимую и донести тяжелые пакеты с продуктами домой. Невольно вспомнилось, как я отказывался встретить девушку из магазина или поезда, просто потому, что мне было лень.

А у Вас есть подобные истории?

Источник kakao.im

tu-baginya.pw
Комментарии
комментарии
Комментировать
Подписка