популярное

Крошечная квартирка в Москве, где на 23 м² живет весна

Дизайнер Владислава Гравчикова волшебным образом сделала так, что даже тем сотрудникам нашей редакции, кто живет в квартирах побольше, захотелось переехать в эти солнечные 23 м².

Нейролингвистка Татьяна Черниговская: вот почему мозгу постоянно нужны трудные задачи

Нейролингвист: «Прекратите читать глупые книги, говорить с придурками и включать плохую музыку — всё это остается в вашем мозгу!»

Эвелина Бледанс заявила, что к ней внезапно «стали клеиться парни на улицах»

50-летняя актриса и телеведущая утверждает, что ее удивило нахлынувшее внимание мужчин. Эвелина Бледанс назвала хлебное место для одиноких девушек.

90 способов прожить жизнь на полную

Знать надо необходимый минимум, понимать же надо максимально много. Знание пассивно. Понимание активно. Знание — то, что добыто другими. Понимание — то, что ты добываешь сам. Знание есть обладание, понимание созидание. Понимание есть способность приобретать знания в случае надобности и освобождать голову от них после использования их.

Смысл любви не в том, чтобы владеть чьим-то телом

Смысл любви — в свободе странствовать по сердцу и мыслям возлюбленного.

Плоды развода: ожидаемые и реальные

Остановитесь и подумайте еще раз. Подумайте, чего Вы ожидаете от самих себя после этого шага. Как изменится Ваша жизнь? Что Вы приобретете и что потеряете?

Правила плововаров

Узбекский плов объединяет людей и во время застолья, и даже до: приготовить праздничное блюдо в одиночку невозможно — морковь для него режут только мужчины, а рис перебирают лишь женщины.

Рыбий жир и ваши волосы

Плохое питание заметно влияет на волосы, которые могут стать безжизненными, тусклыми и ломкими. Дефицит омега-3 жирных кислот замедляет рост волос и наносит ущерб их качеству.

Для здоровых, блестящих волос, необходимо правильное питание. Омега-3 жирные кислоты питают волосяные фолликулы, делают волосы сильными и блестящими, ускоряют их рост.

7 симптомов рака поджелудочной железы. Вы не должны их игнорировать!

Этот тип рака возникает, когда клетки поджелудочной железы начинают размножаться без контроля и образуют массу. Раковые клетки обладают способностью проникать в другие части тела.

Пока мой муж спал, я решила немного полазить в его телефоне

В списке контактов я нашла три номера, записанных как «Самые нежные прикосновения», «Милая слезинка» и «Госпожа моих снов».

Динамичные тренировки

Эти девочки достойны управлять миром! Посмотрите, какая настойчивость, упорство, гибкость и целеустремлённость.

Узнай, сколько тебе лет на самом деле

70-летний человек может быть бодрым и энергичным, а 20-летний — апатичным и постоянно уставшим. Возраст по паспорту не всегда отражает реальный возраст организма. Бывает, у одного и того же человека календарный и биологический возрасты кардинально различаются.

К сожалению, многие воспринимают соблюдение норм и правил этикета за столом как нечто зазорное, считая это признаком высоколобых эстетов, которые совсем далеки от реальной жизни. На самом деле основы этикета достаточно просты. Просто сохраните себе эти таблички и запомните простые правила.

Личные финансы«Я много зарабатываю, но мне не хватает денег»

Поговорили с людьми, которые неплохо зарабатывают, но всё ещё жалуются на недостаток средств

20 забавных фото животных, о которых по-моему забыли

Мы не сомневаемся, что все эти "ребята" были приглашены внутрь, но только... После того, как фотоаппарат зафиксировал их невероятно умильные мордочки!

Лиза Пескова рассказала, чему российским девушкам нужно поучиться у француженок

Дочь пресс-секретаря президента России Лиза Пескова заявила, что русским женщинам стоит быть более уверенными в себе.

Каковы причины грибковых заболеваний?

Основной виновник, кто он?

Дыня, огурец и ещё 5 продуктов, которые сотворят чудо с вашей кожей

Аксиома «ты то, что ты ешь» срабатывает в большинстве случаев, и у нас нет поводов ей не доверять. В статье речь пойдет о продуктах, которые могут повлиять на здоровье кожи и сделать ее по-настоящему здоровой.

Эту песню знают абсолютно все, но мало кто видел, как выглядит ее исполнитель!

Израэль Камакавиво’оле (Israel Ka’ano’i Kamakawiwo’ole 20 мая 1959 — 26 июня 1997) — гавайский музыкант, исполнявший песни под аккомпанемент гавайской гитары-укулеле. Помимо музыкальной деятельности, этот талантливый человек активно боролся за права и независимость своего народа.

1.За сутки пить не меньше 2х литров жидкости.
2. Из алкоголя только немного красного вина.
3. Перед завтраком натощак выпивать 1 стакан воды с лимоном и медом.Только через 20ть минут завтракать.
4. Пить воду за пол часа до приема пищи. Во время еды ничего не запивать. После еды пить не раньше, чем через 40 минут

Притча о счастьи

Как-то раз боги, собравшись, решили развлечься.

Невероятно лирично и проникновенно. Только так можно говорить о любви.

Генетический аппарат человека обладает способностью к мышлению, разумеется, не на высшем уровне, но грубо говоря, понимает и соображает. ДНК воспринимает речь и ее смысл, поэтому генетическому аппарату совсем небезразлично, что мы говорим, какие фильмы смотрим, о чем думаем. Все впечатывается в волновой геном, то есть волновую генетическую программу, которая меняет наследственность каждой клетки в ту или иную сторону.

10 известнейших картин с неожиданным подтекстом

После выхода в свет «Кода да Винчи» Дэна Брауна, многие увлеклись поисками скрытого в произведениях искусства подтекста. В нашем обзоре 10 самых оригинальных объяснений известных картин. Не исключено, что некоторые из них имеют право на жизнь...

  1. Литература

«Свеча горела»

Звонок раздался, когда Андрей Петрович потерял уже всякую надежду.
— Здравствуйте, я по объявлению. Вы даёте уроки литературы?
Андрей Петрович вгляделся в экран видеофона. Мужчина под тридцать. Строго одет — костюм, галстук. Улыбается, но глаза серьёзные. У Андрея Петровича ёкнуло под сердцем, объявление он вывешивал в сеть лишь по привычке.

За десять лет было шесть звонков. Трое ошиблись номером, ещё двое оказались работающими по старинке страховыми агентами, а один попутал литературу с лигатурой.
— Д-даю уроки, — запинаясь от волнения, сказал Андрей Петрович. — Н-на дому. Вас интересует литература?
— Интересует, — кивнул собеседник. — Меня зовут Максим. Позвольте узнать, каковы условия.
«Задаром!» — едва не вырвалось у Андрея Петровича.
— Оплата почасовая, — заставил себя выговорить он. — По договорённости. Когда бы вы хотели начать?
— Я, собственно… — собеседник замялся.
— Первое занятие бесплатно, — поспешно добавил Андрей Петрович. — Если вам не понравится, то…
— Давайте завтра, — решительно сказал Максим. — В десять утра вас устроит? К девяти я отвожу детей в школу, а потом свободен до двух.
— Устроит, — обрадовался Андрей Петрович. — Записывайте адрес.
— Говорите, я запомню.
В эту ночь Андрей Петрович не спал, ходил по крошечной комнате, почти келье, не зная, куда девать трясущиеся от переживаний руки. Вот уже двенадцать лет он жил на нищенское пособие. С того самого дня, как его уволили.
— Вы слишком узкий специалист, — сказал тогда, пряча глаза, директор лицея для детей с гуманитарными наклонностями. — Мы ценим вас как опытного преподавателя, но вот ваш предмет, увы. Скажите, вы не хотите переучиться? Стоимость обучения лицей мог бы частично оплатить. Виртуальная этика, основы виртуального права, история робототехники — вы вполне бы могли преподавать это. Даже кинематограф всё ещё достаточно популярен. Ему, конечно, недолго осталось, но на ваш век… Как вы полагаете?
Андрей Петрович отказался, о чём немало потом сожалел. Новую работу найти не удалось, литература осталась в считанных учебных заведениях, последние библиотеки закрывались, филологи один за другим переквалифицировались кто во что горазд. Пару лет он обивал пороги гимназий, лицеев и спецшкол. Потом прекратил. Промаялся полгода на курсах переквалификации. Когда ушла жена, бросил и их.
Сбережения быстро закончились, и Андрею Петровичу пришлось затянуть ремень. Потом продать аэромобиль, старый, но надёжный. Антикварный сервиз, оставшийся от мамы, за ним вещи. А затем… Андрея Петровича мутило каждый раз, когда он вспоминал об этом — затем настала очередь книг. Древних, толстых, бумажных, тоже от мамы. За раритеты коллекционеры давали хорошие деньги, так что граф Толстой кормил целый месяц. Достоевский — две недели. Бунин — полторы.
В результате у Андрея Петровича осталось полсотни книг — самых любимых, перечитанных по десятку раз, тех, с которыми расстаться не мог. Ремарк, Хемингуэй, Маркес, Булгаков, Бродский, Пастернак… Книги стояли на этажерке, занимая четыре полки, Андрей Петрович ежедневно стирал с корешков пыль.
«Если этот парень, Максим, — беспорядочно думал Андрей Петрович, нервно расхаживая от стены к стене, — если он… Тогда, возможно, удастся откупить назад Бальмонта. Или Мураками. Или Амаду».
Пустяки, понял Андрей Петрович внезапно. Неважно, удастся ли откупить. Он может передать, вот оно, вот что единственно важное. Передать! Передать другим то, что знает, то, что у него есть.
Максим позвонил в дверь ровно в десять, минута в минуту.
— Проходите, — засуетился Андрей Петрович. — Присаживайтесь. Вот, собственно… С чего бы вы хотели начать?
Максим помялся, осторожно уселся на край стула.
— С чего вы посчитаете нужным. Понимаете, я профан. Полный. Меня ничему не учили.
— Да-да, естественно, — закивал Андрей Петрович. — Как и всех прочих. В общеобразовательных школах литературу не преподают почти сотню лет. А сейчас уже не преподают и в специальных.
— Нигде? — спросил Максим тихо.
— Боюсь, что уже нигде. Понимаете, в конце двадцатого века начался кризис. Читать стало некогда. Сначала детям, затем дети повзрослели, и читать стало некогда их детям. Ещё более некогда, чем родителям. Появились другие удовольствия — в основном, виртуальные. Игры. Всякие тесты, квесты… — Андрей Петрович махнул рукой. — Ну, и конечно, техника. Технические дисциплины стали вытеснять гуманитарные. Кибернетика, квантовые механика и электродинамика, физика высоких энергий. А литература, история, география отошли на задний план. Особенно литература. Вы следите, Максим?
— Да, продолжайте, пожалуйста.
— В двадцать первом веке перестали печатать книги, бумагу сменила электроника. Но и в электронном варианте спрос на литературу падал — стремительно, в несколько раз в каждом новом поколении по сравнению с предыдущим. Как следствие, уменьшилось количество литераторов, потом их не стало совсем — люди перестали писать. Филологи продержались на сотню лет дольше — за счёт написанного за двадцать предыдущих веков.
Андрей Петрович замолчал, утёр рукой вспотевший вдруг лоб.
— Мне нелегко об этом говорить, — сказал он наконец. — Я осознаю, что процесс закономерный. Литература умерла потому, что не ужилась с прогрессом. Но вот дети, вы понимаете… Дети! Литература была тем, что формировало умы. Особенно поэзия. Тем, что определяло внутренний мир человека, его духовность. Дети растут бездуховными, вот что страшно, вот что ужасно, Максим!
— Я сам пришёл к такому выводу, Андрей Петрович. И именно поэтому обратился к вам.
— У вас есть дети?
— Да, — Максим замялся. — Двое. Павлик и Анечка, погодки. Андрей Петрович, мне нужны лишь азы. Я найду литературу в сети, буду читать. Мне лишь надо знать что. И на что делать упор. Вы научите меня?
— Да, — сказал Андрей Петрович твёрдо. — Научу.
Он поднялся, скрестил на груди руки, сосредоточился.
— Пастернак, — сказал он торжественно. — Мело, мело по всей земле, во все пределы. Свеча горела на столе, свеча горела…
— Вы придёте завтра, Максим? — стараясь унять дрожь в голосе, спросил Андрей Петрович.
— Непременно. Только вот… Знаете, я работаю управляющим у состоятельной семейной пары. Веду хозяйство, дела, подбиваю счета. У меня невысокая зарплата. Но я, — Максим обвёл глазами помещение, — могу приносить продукты. Кое-какие вещи, возможно, бытовую технику. В счёт оплаты. Вас устроит?
Андрей Петрович невольно покраснел. Его бы устроило и задаром.
— Конечно, Максим, — сказал он. — Спасибо. Жду вас завтра.
— Литература – это не только о чём написано, — говорил Андрей Петрович, расхаживая по комнате. — Это ещё и как написано. Язык, Максим, тот самый инструмент, которым пользовались великие писатели и поэты. Вот послушайте.
Максим сосредоточенно слушал. Казалось, он старается запомнить, заучить речь преподавателя наизусть.
— Пушкин, — говорил Андрей Петрович и начинал декламировать.
«Таврида», «Анчар», «Евгений Онегин».
Лермонтов «Мцыри».
Баратынский, Есенин, Маяковский, Блок, Бальмонт, Ахматова, Гумилёв, Мандельштам, Высоцкий…
Максим слушал.
— Не устали? — спрашивал Андрей Петрович.
— Нет-нет, что вы. Продолжайте, пожалуйста.
День сменялся новым. Андрей Петрович воспрянул, пробудился к жизни, в которой неожиданно появился смысл. Поэзию сменила проза, на неё времени уходило гораздо больше, но Максим оказался благодарным учеником. Схватывал он на лету. Андрей Петрович не переставал удивляться, как Максим, поначалу глухой к слову, не воспринимающий, не чувствующий вложенную в язык гармонию, с каждым днём постигал её и познавал лучше, глубже, чем в предыдущий.
Бальзак, Гюго, Мопассан, Достоевский, Тургенев, Бунин, Куприн. Булгаков, Хемингуэй, Бабель, Ремарк, Маркес, Набоков. Восемнадцатый век, девятнадцатый, двадцатый. Классика, беллетристика, фантастика, детектив. Стивенсон, Твен, Конан Дойль, Шекли, Стругацкие, Вайнеры, Жапризо.
Однажды, в среду, Максим не пришёл. Андрей Петрович всё утро промаялся в ожидании, уговаривая себя, что тот мог заболеть. Не мог, шептал внутренний голос, настырный и вздорный. Скрупулёзный педантичный Максим не мог. Он ни разу за полтора года ни на минуту не опоздал. А тут даже не позвонил. К вечеру Андрей Петрович уже не находил себе места, а ночью так и не сомкнул глаз. К десяти утра он окончательно извёлся, и когда стало ясно, что Максим не придёт опять, побрёл к видеофону.
— Номер отключён от обслуживания, — поведал механический голос.
Следующие несколько дней прошли как один скверный сон. Даже любимые книги не спасали от острой тоски и вновь появившегося чувства собственной никчемности, о котором Андрей Петрович полтора года не вспоминал. Обзвонить больницы, морги, навязчиво гудело в виске. И что спросить? Или о ком? Не поступал ли некий Максим, лет под тридцать, извините, фамилию не знаю?
Андрей Петрович выбрался из дома наружу, когда находиться в четырёх стенах стало больше невмоготу.
— А, Петрович! — приветствовал старик Нефёдов, сосед снизу. — Давно не виделись. А чего не выходишь, стыдишься, что ли? Так ты же вроде ни при чём.
— В каком смысле стыжусь? — оторопел Андрей Петрович.
— Ну, что этого, твоего, — Нефёдов провёл ребром ладони по горлу. — Который к тебе ходил. Я всё думал, чего Петрович на старости лет с этой публикой связался.
— Вы о чём? — у Андрея Петровича похолодело внутри. — С какой публикой?
— Известно с какой. Я этих голубчиков сразу вижу. Тридцать лет, считай, с ними отработал.
— С кем с ними-то? — взмолился Андрей Петрович. — О чём вы вообще говорите?
— Ты что ж, в самом деле не знаешь? — всполошился Нефёдов. — Новости посмотри, об этом повсюду трубят.
Андрей Петрович не помнил, как добрался до лифта. Поднялся на четырнадцатый, трясущимися руками нашарил в кармане ключ. С пятой попытки отворил, просеменил к компьютеру, подключился к сети, пролистал ленту новостей. Сердце внезапно зашлось от боли. С фотографии смотрел Максим, строчки курсива под снимком расплывались перед глазами.
«Уличён хозяевами, — с трудом сфокусировав зрение, считывал с экрана Андрей Петрович, — в хищении продуктов питания, предметов одежды и бытовой техники. Домашний робот-гувернёр, серия ДРГ-439К. Дефект управляющей программы. Заявил, что самостоятельно пришёл к выводу о детской бездуховности, с которой решил бороться. Самовольно обучал детей предметам вне школьной программы. От хозяев свою деятельность скрывал. Изъят из обращения… По факту утилизирован…. Общественность обеспокоена проявлением… Выпускающая фирма готова понести… Специально созданный комитет постановил…».
Андрей Петрович поднялся. На негнущихся ногах прошагал на кухню. Открыл буфет, на нижней полке стояла принесённая Максимом в счёт оплаты за обучение початая бутылка коньяка. Андрей Петрович сорвал пробку, заозирался в поисках стакана. Не нашёл и рванул из горла. Закашлялся, выронив бутылку, отшатнулся к стене. Колени подломились, Андрей Петрович тяжело опустился на пол.
Коту под хвост, пришла итоговая мысль. Всё коту под хвост. Всё это время он обучал робота.
Бездушную, дефективную железяку. Вложил в неё всё, что есть. Всё, ради чего только стоит жить. Всё, ради чего он жил.
Андрей Петрович, превозмогая ухватившую за сердце боль, поднялся. Протащился к окну, наглухо завернул фрамугу. Теперь газовая плита. Открыть конфорки и полчаса подождать. И всё.
Звонок в дверь застал его на полпути к плите. Андрей Петрович, стиснув зубы, двинулся открывать. На пороге стояли двое детей. Мальчик лет десяти. И девочка на год-другой младше.
— Вы даёте уроки литературы? — глядя из-под падающей на глаза чёлки, спросила девочка.
— Что? — Андрей Петрович опешил. — Вы кто?
— Я Павлик, — сделал шаг вперёд мальчик. — Это Анечка, моя сестра. Мы от Макса.
— От… От кого?!
— От Макса, — упрямо повторил мальчик. — Он велел передать. Перед тем, как он… как его…
— Мело, мело по всей земле во все пределы! — звонко выкрикнула вдруг девочка.
Андрей Петрович схватился за сердце, судорожно глотая, запихал, затолкал его обратно в грудную клетку.
— Ты шутишь? — тихо, едва слышно выговорил он.
— Свеча горела на столе, свеча горела, — твёрдо произнёс мальчик. — Это он велел передать, Макс. Вы будете нас учить?
Андрей Петрович, цепляясь за дверной косяк, шагнул назад.
— Боже мой, — сказал он. — Входите. Входите, дети.
© Майк Гелприн, Нью-Йорк («Seagull Magazine», 16.09.2011)
————————————————
Некоторые источники сообщают, что это это пересказанное произведение Айзека Азимова или, что вероятнее, — Рея Брэдбери, написанное около 50 лет назад. из Вероника Тартышная

ТЕГИ:
Книги, читать, Литература
Комментарии
0 комментарии
Комментировать
  1. Фото, Мотиваторы, Подборки

Каждый из этих необыкновенных снимков - просто мечта фотографа!

Вы не поверите, что эти снимки - не фотошоп!

Каждый из этих необыкновенных снимков - просто мечта фотографа! Посмотрите на них - и вы поразитесь, а может быть, даже откажетесь верить, что фотографы не использовали фотошоп. Хотя на самом деле каждому из снимавших просто повезло поймать тот самый момент.

Самолет в каплях дождя

Самолет в каплях дождя искусство, мастерство, фото


Этажи заката

Этажи заката искусство, мастерство, фото

На долю секунды

На долю секунды искусство, мастерство, фото

Пшеница и лаванда

Пшеница и лаванда искусство, мастерство, фото

Это не коллаж, а один снимок!

Это не коллаж, а один снимок! искусство, мастерство, фото

Потоки застывшей лавы - или души, сползающие в адскую бездну?

Потоки застывшей лавы - или души, сползающие в адскую бездну? искусство, мастерство, фото

Летучий голландец в облаках? На самом деле, это - вершина башни Сатро Тауэр в Сан-Франциско, скрытой туманом

Летучий голландец в облаках? На самом деле, это - вершина башни Сатро Тауэр в Сан-Франциско, скрытой туманом искусство, мастерство, фото

Перспектива

Перспектива искусство, мастерство, фото

Кормление лебедей в зимний день

Кормление лебедей в зимний день искусство, мастерство, фото

Дорога, остановившая лесной пожар

Дорога, остановившая лесной пожар искусство, мастерство, фото

Полет фантазии

Полет фантазии искусство, мастерство, фото

Одинокий подсолнух смотрит в свою сторону

Одинокий подсолнух смотрит в свою сторону искусство, мастерство, фото

Душа и тело?

Душа и тело? искусство, мастерство, фото

Небесная геометрия

Небесная геометрия искусство, мастерство, фото

Пылающие корни? Нет, просто желтая листва

Пылающие корни? Нет, просто желтая листва искусство, мастерство, фото

Поразительные облака

Поразительные облака искусство, мастерство, фото

Огненный поток? Нет, эффект, созданный зимним солнцем в ясный день

Огненный поток? Нет, эффект, созданный зимним солнцем в ясный день искусство, мастерство, фото

Летучий корабль

Летучий корабль искусство, мастерство, фото

Золотое дерево. Этому дереву гинкго в китайском монастыре Гу Гуанинь - около 1400 лет

Золотое дерево. Этому дереву гинкго в китайском монастыре Гу Гуанинь - около 1400 лет искусство, мастерство, фото

Ледяные следы тумана

Ледяные следы тумана искусство, мастерство, фото

Редкий атмосферный феномен в Австралии

Редкий атмосферный феномен в Австралии искусство, мастерство, фото

Сияющая гора

Сияющая гора искусство, мастерство, фото

Мост дьявола, Германия

Мост дьявола, Германия искусство, мастерство, фото

Трещина

Трещина искусство, мастерство, фото

Градиенты остроты

Градиенты остроты искусство, мастерство, фото

Антарктида. Четыре оттенка голубого

Антарктида. Четыре оттенка голубого искусство, мастерство, фото

Пузыри метана

Пузыри метана искусство, мастерство, фото

Китайская армия на марше

Китайская армия на марше искусство, мастерство, фото

Челюсти моря

Челюсти моря искусство, мастерство, фото

Обратная сторона волны

Обратная сторона волны искусство, мастерство, фото

Прогулка с собаками

Прогулка с собаками искусство, мастерство, фото

Ветряки

Ветряки искусство, мастерство, фото

Таинственный лес

Таинственный лес искусство, мастерство, фото

Медведь-призрак

Медведь-призрак искусство, мастерство, фото

Новая раковина рака-отшельника

Новая раковина рака-отшельника искусство, мастерство, фото

Радуга

Радуга искусство, мастерство, фото

Тонкая красная линия. Это - мертвый лес в Венгрии, убитый утечкой алюминия

Тонкая красная линия. Это - мертвый лес в Венгрии, убитый утечкой алюминия искусство, мастерство, фото

Девятый вал Северного моря

Девятый вал Северного моря искусство, мастерство, фото

Вы не поверите, но это тоже не коллаж!

Вы не поверите, но это тоже не коллаж! искусство, мастерство, фото

Аллеи Шенбрунна

Аллеи Шенбрунна искусство, мастерство, фото

Огненная красавица

Огненная красавица искусство, мастерство, фото

Настольная радуга

Настольная радуга искусство, мастерство, фото

Ворота к небу в храме на Бали

Ворота к небу в храме на Бали искусство, мастерство, фото

Нью-Йорк. Граница Центрального парка

Нью-Йорк. Граница Центрального парка искусство, мастерство, фото

Мойка стен в Нью-Йорке

Мойка стен в Нью-Йорке искусство, мастерство, фото

В осколке зеркала

В осколке зеркала искусство, мастерство, фото

Гроза надвигается

Гроза надвигается искусство, мастерство, фото

Домашний любимец

Домашний любимец искусство, мастерство, фото

Весна приходит

Весна приходит искусство, мастерство, фото


fishki.net

ТЕГИ:
Удивительно, Фотографии
Комментарии
комментарии
Комментировать
Подписка