популярное

Юмор — это способность человека увидеть ситуацию в шутливом виде. Конечно, не у каждого это получается. Наверное, именно поэтому людям так нравятся анекдоты, где юмор доступен и понятен. Наша редакция подготовила для вас подборку из 11 анекдотов, которые точно не оставят вас равнодушными.

20+ снимков молодого блогера, подтверждающих, что современное искусство вполне может обойтись без фотошопа

20+ снимков молодого блогера, подтверждающих, что современное искусство вполне может обойтись без фотошопа:

20 случаев, когда дети хотели как лучше, а получилось как всегда

Умора!

Адриано Челентано и Клаудиа Мори: любовь, длиной в полвека

Самый честный китайский гороскоп на вторую половину 2018 года

Китайский гороскоп здоровья 2018. Очень точный прогноз. Загляните в будущее вместе с нами!

22 кота с сокрушительной харизмой, сопротивляться которой бесполезно

Как не существует в природе двух одинаковых крокодилов, так не бывает и двух одинаковых кошек. Каждый такой пушистик — индивидуальность в чистом виде, со своими привычками, особенностями и причудами.

Режут? Терпи! 5 самых болезненных пластических операций

Красота — страшная сила, которая иногда требует страшного терпения. Вопреки расхожему мнению пластические операции не так уж и болезненны, но вот дискомфорта в период восстановления могут доставить немало.

Этих детей сфотографировали через секунду после рождения

Я просто хотел показать, какими мы рождаемся на самом деле», – так объясняет идею своей затянувшейся на несколько лет фотосессии Кристиан Бертелот. Никаких розовых бантиков и милых улыбочек – дети на его фотографиях больше похоже на инопланетян, чем на привычные нам образы новорожденных пупсов.

Французский фотограф специально выбирал промежуток от трех до 18 секунд после появления малыша на свет – так получалось правдивее и эффектнее. Всю серию он назвал «цезарь», как бы намекая на то, что малыши, попавшие в объектив его фотоаппарата, родились через кесарево сечение. На всю эту затею его натолкнули роды его собственного первенца – он вышел из утробы матери таким же способом.

КАК СТАТЬ ВЕЗУЧИМ. Правило неизбежного успеха.

​ЕСТЬ ЛЮДИ ВЕЗУНЧИКИ, А ЕСТЬ НАОБОРОТ. ГДЕ СПРАВЕДЛИВОСТЬ? Выполнив только одно действие каждый день, ваш мозг выработает привычку ВИДЕТЬ правильную реальность.

На границе опасной зоны: 6 признаков преддиабета и как с ними бороться

Многие люди считают, что смогут распознать симптомы серьезного заболевания. Но факт остается фактом: примерно каждый третий взрослый житель развитых стран рискует в ближайшие годы стать диабетиком, но 90% из них вообще об этом и не подозревают! Вот что важно знать об этом состоянии.

5 причин не жениться на разведённой женщине с ребёнком

Разведенок с детьми в нашей стране много. Хотите убедиться? Достаточно зайти на любой сайт знакомств и задать критерий поиска «женщина, старше 25 лет».

Кармические болезни знаков Зодиака

Карма не только обрисовывает стоящую перед человеком жизненную задачу, но и раскрывает многие другие важные аспекты его бытия.
Некоторые области требуют особого внимания, например, кармические болезни знаков Зодиака, о которых их представителям стоит узнать поподробнее. Зная о подстерегающих опасностях, человек может заранее позаботиться о своем здоровье, чтобы избежать осложнений в будущем.

Деми Ловато, Анджелина Джоли и другие звезды, употреблявшие героин

Недавно 25-летняя певица Деми Ловато была госпитализирована с передозировкой героином. Вспомнили других знаменитостей, которые столкнулись с этим наркотиком и одержали победу.

Самая неприступная женщина по знаку зодиака - кто она?

Сегодня наш магический шар рассказал нам, насколько сложно добиться вашей благосклонности! Может быть, именно вы на первом месте?

Лень, отсутствие амбиций и патриотизма, и еще 7 качеств, которым стоит поучиться у молодежи

Молодежь нынче ужасна, это кошмар, куда мы катимся... Дорогие родители и сочувствующие, у Дарьи Корольковой, автора переведенного на 13 языков «Письма дочери», для вас прекрасные новости! У наших повзрослевших детей нам есть чему поучиться. Буквально все, на что вы ругаетесь и жалуетесь, стоит у них перенять.

Легкий салат на ужин «Коулслоу»

Благодаря низкой калорийности и наличию большого количества клетчатки способна быстро насыщать организм!

9 вещей, которые идеально сидят в примерочной, но в жизни доставят кучу хлопот

60 % людей хотя бы раз в жизни совершали импульсивные покупки. Уловки маркетологов, которым мы покорно следуем, работают везде: от ресторанов и баров до магазинов техники и одежды. Часто именно об импульсивных покупках мы и жалеем. Вещь, которая в примерочной смотрится шикарно, на деле оказывается очень проблемной. В этой статье мы расскажем о такой одежде и о том, чем ее заменить.

Вечная память

10 трюков профессиональных визажистов, которые пригодятся любой девушке

В арсенале визажистов всегда есть множество секретов, с помощью которых они делают макияж восхитительным. Иногда такие трюки даже помогают профессионалу сэкономить время и сократить траты на косметику. Мы решили разузнать о хитростях, которые опытные визажисты используют в своей работе. Уверены, они пригодятся и вам.

Признаки «нелюбви»

Нелюбовь делает человека робким, неуклюжим, зажатым и некрасивым…

5 советов гинеколога на каждый день

Эти советы помогут вам сохранить репродуктивное здоровье. Научиться определять, что с точки зрения гинекологии является нормой, а что выходит за ее рамки и требует лечения, можно...

7 женских положительных качеств, которые раздражают мужчин

Некоторым кажется, что счастье в личной жизни можно себе обеспечить, если быть хорошей девочкой. На самом деле некоторые качества, которые кажутся нам положительными, в буквальном смысле отпугивают мужчин. Вот эти, например.

Очередная подборочка из хороших и добрых историй готова и мы делимся ею с вами. Нужно всего-то потратить несколько минут на прочтение и хорошее настроение гарантировано! Наслаждайтесь:

Вам это к лицу. Маленькие хитрости и секреты макияжа от записных красоток.

  1. История

США в 240 раз отмечают День Независимости

День Независимости в США - основной государственный праздник. Он напоминает о том, что 4 июля 1776 года представители 13 штатов в здании городского собрания Филадельфии подписали документ, провозгласивший Соединенные Штаты самостоятельным и независимым от Британского королевства государством.


Главное событие — парад Дня Независимости — проходит в Вашингтоне. Парад начинается в 11:45 по местному времени. Праздничная колонна проходит по Конститьюшн-авеню от 7-й до 17-й улицы. Это одно из важнейших национальных мероприятий с очень четкой патриотической основой, с участием огромного количества музыкантов, военных, актеров и чиновников.



Одновременно в Америке проходят народные гуляния, устраиваются фейерверки, американцы вывешивают на своих домах государственный флаг США.

Главный национальный фейерверк по традиции проходит не в административной столице — Вашингтоне, а в Нью-Йорке — на набережной Ист-ривер.


Самым же популярным способом празднования является барбекю на свежем воздухе.

История праздника:

Неизбежность разрыва с метрополией стала ясна после начала в апреле 1775 года военных действий за независимость в Северной Америке (1775-1783).

7 июня 1776 года на заседании Континентального конгресса делегат из Вирджинии Ричард Генри Ли внес резолюцию, утверждавшую, что "Соединенные колонии являются и по праву должны быть свободными и независимыми штатами; что они полностью освобождаются от верности британской короне; что всякая политическая связь между ними и Британским государством должна быть полностью расторгнута".

11 июня для подготовки специальной декларации по этому вопросу был избран комитет в составе Томаса Джефферсона, Джона Адамса, Бенджамина Франклина, Роджера Шермана и Роберта Ливингстона. Составить проект декларации было поручено главе комитета, видному деятелю Войны за независимость Томасу Джефферсону, который 17 дней (с 11 по 28 июня) работал над её текстом.

Проект Джефферсона с незначительными редакционными поправками Джона Адамса и Бенджамина Франклина 28 июня был представлен Континентальному конгрессу. В ходе обсуждения в проект были внесены изменения, в частности изъят раздел, осуждавший рабство и работорговлю.

Вечером 4 июля согласованный текст "Единодушной декларации тринадцати Соединенных Штатов Америки" был единогласно одобрен, удостоверен подписями президента конгресса Джона Хэнкока и секретаря Чарльза Томсона и прочтен вслух перед народом, собравшимся перед зданием, где заседал Континентальный конгресс.


Это был первый в истории документ, провозгласивший принцип народного суверенитета как основы государственного устройства, отвергший господствовавшую в то время теорию божественного происхождения власти. Декларация независимости утверждала за народом право на восстание и свержение деспотического правительства, провозглашала основные идеи демократии — равенство людей, их "неотъемлемые права, среди которых право на жизнь, свободу и на стремление к счастью".

Из 56 человек, которые поставили свои подписи под Декларацией, пятеро были захвачены англичанами и расстреляны как изменники. Девять человек умерли от ран, полученных во время войны за независимость. Многие потеряли жен, детей и имущество. По иронии судьбы двое авторов этого документа, впоследствии ставшие президентами США, — Томас Джефферсон и Джон Адамс — скончались в один день 4 июля 1826 года, ровно через 50 лет после подписания Декларации.

В 1870 году Конгресс США объявил 4 июля государственным праздником, в 1941 году это день стал оплачиваемым выходным днем.


из РИА "Новости"

Вас также могут заинтересовать статьи:

В США директор фирмы отказался от зарплаты в $1 000 000, чтобы платить сотрудникам по $70 000
10 стран, в которых жить лучше, чем в США
Конец США может положить проснувшийся мегавулкан
ТЕГИ:
США
Комментарии
0 комментарии
Комментировать
  1. Жизнь и Мудрость

Последняя статья Сергея Капицы. История десяти миллиардов

Статья слишком хороша, чтобы её забыть! В ней ответы на многие вопросы современности. Мудрейший человек был…

Сергей Петрович Капица был ученым-физиком, профессором, доктором наук, а также активно занимался просветительской деятельностью — вел научно-популярную программу «Очевидное — невероятное», был главным редактором журнала «В мире науки» и вице-президентом РАЕН.

Блестящий ум достался Сергею Капице от отца — лауреата нобелевской премии Петра Капицы. Он не раз высказывался о науке и состоянии общества, в котором мы живем. Иногда его заявления были резкими, но очень правдивыми.

История десяти миллиардов

«После крушения науки в нашей стране я был вынужден провести год за границей – в Кембридже, где я родился. Там я был прикреплен к Дарвиновскому колледжу; это часть Trinity College, членом которого когда-то был мой отец. Колледж занимается преимущественно заморскими учеными. Мне дали небольшую стипендию, которая меня поддерживала, а жили мы в доме, который построил отец. Именно там, благодаря совершенно необъяснимому стечению обстоятельств, я наткнулся на проблему роста народонаселения.

Я и раньше занимался глобальными проблемами мира и равновесия – тем, что заставило нас изменить точку зрения на войну с появлением абсолютного оружия, которое может разом уничтожить все проблемы, хотя и не способно их решить. Но из всех глобальных проблем на самом деле главная – это число людей, которые живут на Земле. Сколько их, куда их гонят. Это центральная проблема по отношению ко всему остальному, в то же время ее меньше всего решали.


Нельзя сказать, что раньше об этом никто не задумывался. Люди всегда беспокоились о том, сколько их. Платон подсчитывал, сколько семейств должно жить в идеальном городе, и у него получалось около пяти тысяч. Таков был видимый мир для Платона – население полисов Древней Греции исчислялось десятками тысяч человек. Остальной мир был пуст – просто не существовал как реальная арена действий.

Подобная ограниченность интересов, как ни странно, существовала даже пятнадцать лет назад, когда я начинал заниматься проблемой народонаселения. Обсуждать проблемы демографии всего человечества было не принято: как в приличном обществе не говорят о сексе, так в хорошем научном обществе не полагалось говорить о демографии.

Мне казалось, что начинать нужно с человечества в целом, но такой предмет нельзя было даже обсуждать. Демография развивалась от меньшего к большему: от города, страны к миру в целом. Была демография Москвы, демография Англии, демография Китая. Как заниматься миром, когда ученые едва справляются с районами одной страны? Чтобы пробиться к центральной проблеме, пришлось преодолеть очень много того, что англичане называют conventional wisdom, то есть общепринятых догм.

Но, конечно, я был в этой области далеко не первым. Великий Леонард Эйлер, работавший в самых разных областях физики и математики, еще в XVIII веке написал главные уравнения демографии, которыми пользуются до сих пор. А среди широкой публики наиболее известно имя другого основоположника демографии – Томаса Мальтуса.

Мальтус был любопытной фигурой. Он окончил богословский факультет, но был очень хорошо математически подготовлен: он занял девятое место в кембриджском конкурсе по математике. Если бы советские марксисты и современные обществоведы знали математику на уровне девятого ранга университета, я бы успокоился и считал, что они достаточно математически оснащены. Я был в кабинете Мальтуса в Кембридже и видел там книги Эйлера с его карандашными пометками – видно, что он полностью владел математическим аппаратом своего времени.

Теория Мальтуса достаточно стройна, но построена на неверных предпосылках. Он предполагал, что численность людей растет экспоненциально (то есть скорость роста тем выше, чем больше людей уже живет на земле, рожает и воспитывает детей), но рост ограничен доступностью ресурсов, например еды. Экспоненциальный рост до полного истощения ресурсов – это та динамика, которую мы видим у большинства живых существ. Так растут даже микробы в питательном бульоне. Но дело в том, что мы не микробы.


Люди не звери

Аристотель сказал, что главное отличие человека от животного в том, что он хочет знать. Но чтобы заметить, как сильно мы отличаемся от животных, нет нужды залезать к нам в голову: достаточно просто подсчитать, сколько нас. Все твари на Земле от мыши до слона подчиняются зависимости: чем больше масса тела, тем меньше особей. Слонов мало, мышей много. При весе около ста килограммов нас должно быть порядка сотен тысяч. Сейчас в России сто тысяч волков, сто тысяч кабанов. Такие виды существуют в равновесии с природой. А человек в сто тысяч раз более многочислен! При том что биологически мы очень похожи на крупных обезьян, волков или медведей.

В общественных науках мало точных цифр. Пожалуй, население страны – единственное, что безоговорочно известно. Когда я был мальчишкой, меня учили в школе, что на Земле живет два миллиарда человек. Сейчас – семь миллиардов. Такой рост мы пережили на протяжении жизни одного поколения.

Мы можем примерно сказать, сколько народу жило во времена рождения Христа – порядка ста миллионов. Палеоантропологи оценивают популяцию людей палеолита примерно в сто тысяч – ровно столько, сколько нам и полагается в соответствии с массой тела. Но с тех пор начался рост: сначала едва заметный, потом все быстрее, в наши дни взрывной. Никогда прежде человечество не росло так стремительно.

Еще до войны шотландский демограф Пол Маккендрик предложил формулу роста человечества. И рост этот оказался не экспоненциальным, а гиперболическим – очень медленным в начале и быстро ускоряющимся в конце.

Согласно его формуле, в 2030 году численность человечества должна стремиться к бесконечности, но это явная нелепость: люди биологически не способны нарожать за конечное время бесконечное число детей. Гораздо важнее, что такая формула отлично описывает рост человечества в прошлом. А это значит, что скорость роста всегда была пропорциональна не числу живущих на земле людей, а квадрату этого числа.

Физики и химики знают, что означает такая зависимость: это «реакция второго порядка», где скорость процесса зависит не от числа участников, а от числа взаимодействий между ними. Когда что-то пропорционально «эн-квадрат», это коллективное явление. Такова, например, цепная ядерная реакция в атомной бомбе.

Если каждый член сообщества «Сноб» напишет комментарий всем остальным, то общее число комментариев как раз будет пропорционально квадрату числа участников. Квадрат числа людей – число связей между ними, мера сложности системы «человечество». Чем больше сложность, тем быстрее рост.

No man is an island: мы живем и умираем не в одиночку. Мы размножаемся, питаемся, мало отличаясь в этом от животных, но качественное отличие в том, что мы обмениваемся знаниями. Мы передаем их по наследству, мы передаем их горизонтально – в университетах и школах. Поэтому и динамика развития у нас другая.

Мы не просто плодимся и размножаемся: у нас происходит прогресс. Этот прогресс довольно трудно измерить численно, но вот, например, производство и потребление энергии может быть неплохим критерием. И данные показывают, что потребление энергии тоже пропорционально квадрату числа людей, то есть потребление энергии каждым человеком тем выше, чем больше население Земли (будто каждый современник, от папуаса до алеута, делится с вами энергией. –Прим. ред.).

Наше развитие заключается в знании – это и есть главный ресурс человечества. Поэтому говорить о том, что наш рост ограничен истощением ресурсов, – это очень грубая постановка вопроса. В отсутствие дисциплинированного мышления появляется очень много всевозможных страшилок.

Например, пару десятилетий назад всерьез говорили об истощении запасов серебра, которое используется для изготовления кинопленки: якобы в Индии, в Болливуде, снимается столько фильмов, что скоро все серебро на земле уйдет в эмульсию этих кинолент. Так бы, возможно, и было, но тут изобрели магнитную запись, которая вообще не требует серебра. Такие оценки – плод спекуляций и звонких фраз, которые призваны поразить воображение, – несут лишь пропагандистскую и алармистскую функцию.

Пищи в мире хватит всем – мы детально обсуждали этот вопрос в «Римском клубе», сравнивая пищевые ресурсы Индии и Аргентины. Аргентина по площади на треть меньше Индии, но в Индии в сорок раз больше населения. С другой стороны, Аргентина производит столько продуктов питания, что может прокормить весь мир, а не только Индию, если напряжется как следует. Дело не в недостатке ресурсов, а в их распределении.

Кто-то, кажется, шутил, что при социализме в Сахаре будет дефицит песка; это вопрос не количества песка, а его распределения. Неравенство отдельных людей и народов существовало всегда, но по мере ускорения процессов роста неравенство возрастает: уравновешивающие процессы просто не успевают сработать. Это серьезная проблема для современной экономики, но история учит, что в прошлом человечество решало подобные проблемы – неравномерности выравнивались таким образом, чтобы в масштабах человечества общий закон развития оставался неизменным.

Гиперболический закон роста человечества на протяжении истории демонстрировал удивительную стабильность. В средневековой Европе эпидемии чумы уносили в некоторых странах до трех четвертей населения. На кривой роста в этих местах действительно наблюдаются провалы, но уже через столетие численность выходит на прежнюю динамику, как будто ничего и не произошло.

Самое большое потрясение, испытанное человечеством, – Первая и Вторая мировые войны. Если сравнить реальные данные демографии с тем, что предсказывает модель, окажется, что общие потери человечества от двух войн составляют порядка двухсот пятидесяти миллионов – втрое больше любых оценок историков.

Население Земли отклонилось от равновесного значения на восемь процентов. Но потом кривая за несколько десятков лет устойчиво выходит на прежнюю траекторию. «Глобальный родитель» оказался устойчивым, несмотря на страшную катастрофу, затронувшую большинство стран мира.

Распалась связь времен

На уроках истории многие школьники недоумевают: почему исторические периоды становятся со временем короче и короче? Верхний палеолит продолжался около миллиона лет, а на всю остальную человеческую историю осталось всего полмиллиона. Средние века – тысяча лет, остается всего пятьсот. От верхнего палеолита до средневековья история, похоже, ускорилась в тысячу раз.

Это явление хорошо известно историкам и философам. Историческая периодизация следует не астрономическому времени, текущему равномерно и независимо от человеческой истории, а собственному времени системы. Собственное же время следует той же зависимости, что и потребление энергии или прирост населения: оно течет тем быстрее, чем выше сложность нашей системы, то есть чем больше людей живет на Земле.

Когда я начинал эту работу, то не предполагал, что из моей модели логически следует периодизация истории от палеолита до наших дней. Если считать, что история измеряется не оборотами Земли вокруг Солнца, а прожитыми человеческими жизнями, укорачивающиеся исторические периоды мгновенно получают объяснение.

Палеолит длился миллион лет, но численность наших предков составляла тогда всего около ста тысяч – получается, что общее число живших в палеолите людей составляет около десяти миллиардов. Ровно такое же число людей прошло по земле и за тысячу лет средневековья (численность человечества – несколько сотен миллионов), и за сто двадцать пять лет новейшей истории.

Таким образом, наша демографическая модель нарезает всю историю человечества на одинаковые (не по длительности, а по содержательности) куски, на протяжении каждого из которых жило около десяти миллиардов человек. Самое удивительное, что именно такая периодизация существовала в истории и палеонтологии задолго до появления глобальных демографических моделей. Все же гуманитариям, при всех их проблемах с математикой, нельзя отказать в интуиции.

Сейчас десять миллиардов людей проходят по земле всего за полстолетия. Это значит, что «историческая эпоха» сжалась до одного поколения. Не замечать этого уже невозможно. Сегодняшние подростки не понимают, о чем это пела тридцать лет назад Алла Пугачева: «…и переждать не сможешь ты трех человек у автомата» – какого автомата? Зачем ждать?

Сталин, Ленин, Бонапарт, Навуходоносор – для них это то, что в грамматике называется «плюсквамперфект» – давно прошедшее время. Сейчас модно сетовать на разрыв связи поколений, на умирание традиций – но, возможно, это естественное следствие ускорения истории. Если каждое поколение живет в собственной эпохе, наследие предыдущих эпох ему может просто не пригодиться.


Начало нового

Сжатие исторического времени сейчас дошло до своего предела, оно ограничено эффективной продолжительностью поколения – около сорока пяти лет. Это значит, что не может продолжаться гиперболический рост численности людей – основной закон роста просто обязан измениться. И он уже меняется.

Согласно формуле, сегодня нас должно быть около десяти миллиардов. А нас всего семь: три миллиарда – это немалая разница, которую можно измерить и истолковать. На наших глазах происходит демографический переход – перелом от безудержного роста населения к какому-то другому способу прогресса.

Многим почему-то нравится видеть в этом признаки надвигающейся катастрофы. Но катастрофа тут скорее в умах людей, чем в действительности. Физик назвал бы происходящее фазовым переходом: вы ставите кастрюлю с водой на огонь, и долгое время ничего не происходит, лишь поднимаются одинокие пузыри. А потом вдруг все вскипает. Вот так и человечество: медленно идет накопление внутренней энергии, а потом все приобретает новый вид.

Хороший образ – сплав леса по горным рекам. Многие реки у нас мелководные, поэтому поступают так: строят небольшую плотину, накапливают определенное количество бревен, а потом внезапно открывают шлюзы. И по реке бежит волна, которая несет на себе стволы – она бежит быстрее, чем течение самой реки. Самое страшное место здесь – это сам переход, где дым коромыслом, где плавное течение вверху и внизу разделено участком хаотического движения. Это и есть то, что происходит сейчас.

Примерно в 1995 году человечество прошло через максимум скорости роста, когда нарождалось восемьдесят миллионов человек в год. С тех пор рост успел заметно уменьшиться. Демографический переход – это переход от режима роста к стабилизации населения на уровне не более десяти миллиардов. Прогресс, естественно, будет продолжаться, но пойдет в другом темпе и на другом уровне.

Я думаю, что многие беды, которые мы переживаем, – и финансовый кризис, и моральный кризис, и неустроенность жизни – это стрессовое, неравновесное состояние, связанное с внезапностью наступления этого переходного периода. В каком-то смысле мы попали в самое пекло. Мы привыкли, что неудержимый рост – это наш закон жизни. Наша мораль, общественные установления, ценности были приспособлены к тому режиму развития, который был неизменен на протяжении истории, а сейчас меняется.

Причем меняется очень быстро. И статистические данные, и математическая модель указывают, что ширина перехода составляет меньше ста лет. Это при том, что он происходит неодновременно в разных странах. Когда Освальд Шпенглер писал о «Закате Европы», он, возможно, имел в виду первые признаки процесса: само понятие «демографического перехода» было впервые сформулировано демографом Ландри на примере Франции.

Но сейчас процесс затрагивает уже и менее развитые страны: практически остановился прирост населения России, стабилизируется население Китая. Возможно, прообразы будущего мира следует искать в регионах, которые первыми вошли в область перехода, – например, в Скандинавии.

Любопытно, что в ходе «демографического перехода» отстающие страны быстро догоняют тех, кто встал на этот путь раньше. У пионеров – Франции и Швеции – процесс стабилизации населения занял полтора столетия, а пик пришелся на рубеж XIX и XX веков.

А например, в Коста-Рике или Шри-Ланке, прошедших пик скорости роста в восьмидесятых, весь переход занимает несколько десятилетий. Чем позднее страна вступает в фазу стабилизации, тем острее она проходит. Россия в этом смысле тяготеет скорее к странам Европы – пик скорости прироста у нас остался позади еще в тридцатых, – а потому может рассчитывать на более мягкий сценарий перехода.

Разумеется, есть основания опасаться этой неравномерности процесса в разных странах, которая может приводить к резкому перераспределению богатства и влияния. Одна из популярных страшилок – «исламизация». Но исламизация приходит и уходит, как не раз уже в истории приходили и уходили религиозные системы. Закон роста народонаселения не изменили ни крестовые походы, ни завоевания Александра Македонского.

Так же непреложно законы будут действовать и в период демографического перехода. Я не могу гарантировать, что все произойдет мирно, но и не думаю, что процесс будет уж очень драматичным. Возможно, это просто мой оптимизм против пессимизма других. Пессимизм всегда был гораздо более модным течением, но я скорее оптимист. Мой друг Жорес Алферов говорит, что тут остались одни оптимисты, потому что пессимисты уехали.


Меня нередко спрашивают о рецептах – они привыкли спрашивать, но я не готов отвечать. Я не могу предложить готовые ответы, чтобы изобразить из себя пророка. Я не пророк, я только учусь. История – как погода. У природы нет плохой погоды. Мы живем при таких-то обстоятельствах, и надо принимать и понимать эти обстоятельства. Мне кажется, что шаг к пониманию достигнут.

Не знаю, как будут развиваться эти представления у следующих поколений; это их проблемы. Я сделал то, что сделал: показал, как мы подошли к точке перехода, и указал его траекторию. Не могу пообещать вам, что самое страшное уже позади. Но «страшное» – понятие субъективное.


irkrasoty.life

Комментарии
комментарии
Комментировать
Подписка